Аудиозаписи на портале разделены по категориям. Выберите интересующую вас категорию аудио в списке ниже.

 

 

Свидетельства для церкви. Том 1. Глава 3. Чувство отчаяния. Часть 3

В течение тех нескольких минут, пока я получала наставления от пресвитера Стокмена, я узнала о сущности Божьей любви, о Его сострадании и нежности к нам больше, чем из всех проповедей и призывов, слышанных мною раньше. Я возвратилась домой и вновь предстала перед Господом, обещая Ему выполнить и вытерпеть все, что Он потребует от меня, лишь бы только улыбка Иисуса радовала мое сердце. Мне было ведено исполнить долг, представленный мне ранее, - взять свой крест в собрании народа Божьего. И удобный случай не заставил себя ждать - в тот же вечер состоялось молитвенное собрание, которое я посетила. {1СЦ 30.3}
Когда присутствующим предложили произнести свои молитвы, я, вся дрожа, склонилась пред Господом. После того как несколько молитв было произнесено, я, прежде чем это дошло до моего сознания, возвысила свой голос в молитве. Божьи обетования предстали предо мной в виде множества драгоценных камней, которые можно получить, просто попросив об этом. И когда я молилась, тяжесть и страдание души моей. испытываемые мной так долго, наконец оставили меня и благодать Господня сошла на меня, подобно мягкой росе. Я славила Бога из глубины моего сердца. Казалось, что вокруг меня не было никого, кроме Иисуса и Его славы, и я перестала замечать все происходящее. {1СЦ 31.1}
Дух Божий почил на мне с такой силой, что я в тот вечер не могла идти домой. Когда, наконец, на следующий день я возвратилась домой, в моем сознании произошли большие изменения. Оказалось, что теперь я уже не та, какой была накануне, когда покинула отчий дом. В мыслях моих постоянно звучали слова Писания: «Господь - Пастырь мой; я ни в чем не буду нуждаться» (Псалтирь 22:1). Сердце мое наполнилось счастьем, и я тихо повторяла эти слова. {1СЦ 31.2}
Мое представление о Небесном Отце также изменилось. Теперь Он виделся мне как добрый и нежный Родитель, а не как жестокий тиран, принуждающий людей к неукоснительному повиновению. Мое сердце тянулось к Нему с глубокой и горячей любовью. Повиновение Ему казалось удовольствием, служить Ему было приятно. Никакая тень не заслоняла свет, открывший мне совершенную волю Бога. Я чувствовала уверенность в том, что Спаситель живет во мне, и убеждалась в истинности слов Христа: «Кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни» (Иоанна 8:12). {1СЦ 31.3}
Покой и счастье, овладевшие мною, так резко отличались от моего прежнего уныния и печали, что, казалось, я была спасена из ада и перенесена в рай. Я могла даже славить Бога за несчастье, ставшее моим испытанием, так как благодаря ему мои мысли сосредоточились на вечности. Будучи от природы гордой и тщеславной, я вряд ли отдала бы свое сердце Иисусу, если бы не тяжкие страдания, чудесным образом отвлекшие меня от мирских радостей и суеты. {1СЦ 31.4}
В течение шести месяцев ничем не омрачалось мое сознание, и ни одной обязанностью я не пренебрегла. Все мои старания были направлены на то, чтобы исполнять волю Божью и постоянно думать о Христе и Небесах. И каково же было мое удивление и восхищение, когда мне открылось ясное видение искупления и служения Христа. Я не буду дальше объяснять, что происходило в моем сознании; достаточно сказать, что «древнее прошло, теперь все новое». Ничто не омрачало моего совершенного блаженства. Я жаждала всем рассказать о любви Христовой и не была расположена вступать с кем бы то ни было в разговор на мирские темы. Мое сердце было так упоено Божьей любовью и покоем, превосходящем всякое понимание, что я еще больше полюбила размышления и молитвы. {1СЦ 32.1}
Вечером того дня, когда я получила это великое благословение, я отправилась на адвентистское собрание. Когда настало время последователей Христа свидетельствовать о Нем, я не смогла промолчать, встала и рассказала о своем опыте. Я не думала о том, что буду говорить, однако с моих губ свободно полились слова о любви Иисуса, а сердце мое с такой радостью освободилось от ярма мрачного отчаяния, что я перестала видеть окружающих меня людей и мне показалось, что я осталась наедине с Богом. Я не испытывала трудности, рассказывая о моем покое и счастье, мешали только слезы благодарности, душившие меня, когда я говорила о чудесной любви Иисуса, явленной мне. {1СЦ 32.2}
Пресвитер Стокмен также присутствовал на этом собрании. Он совсем недавно наблюдал мое глубокое отчаяние, и замечательная перемена, происшедшая во мне, тронула его сердце. Он плакал, радуясь за меня, и благодарил Бога за это доказательство Его нежной милости, любви и доброты. {1СЦ 32.3}
Вскоре после обретения этих великих благословений я посетила объединенное собрание в христианской церкви, где пастором был пресвитер Браун. Меня пригласили рассказать о моем опыте, и я чувствовала, что не только способна свободно выразить свои мысли, но и счастлива от того, что я имею возможность рассказать простую историю о любви Иисуса и о радости быть принятой Богом. Когда я говорила, смирив сердце и проливая слезы, моя душа, казалось, с благодарением тянулась к Небесам. Растапливающая сердца сила Господа сошла на собравшихся. Многие плакали, а иные славили Бога. {1СЦ 33.1}
Когда к молитве пригласили грешников, множество людей откликнулось на этот призыв. Мое сердце было так благодарно Богу за то благословение, которое Он дал мне, что я жаждала, чтобы и другие приняли участие в этой святой радости. Я особенно переживала за тех, кто страдал от ощущения Божественного недовольства по отношению к ним и от бремени греха. Когда я рассказывала о своем опыте, я чувствовала, что никто не сможет отрицать факт всепрощающей Божьей любви, которая произвела во мне такие перемены. Реальность истинного обращения казалась мне столь явной, что я чувствовала желание помочь моим молодым друзьям приобщиться к свету и при каждом удобном случае старалась оказать на них соответствующее влияние. {1СЦ 33.2}
Я устраивала встречи с ними, хотя многие были значительно старше меня, причем среди них были люди женатые и замужние. Некоторые из них отличались легкомыслием, и мои духовные опыты были для них словно досужий вымысел, они не обращали внимания на мои призывы. Но я решила, что и с такими людьми буду работать до тех пор, пока эти дорогие души, столь ценные для меня, не смирятся перед Богом. Ночи напролет проводила я в искренних молитвах о тех, кого я нашла и собрала, чтобы вместе с ними молиться и служить Господу. {1СЦ 33.3}
Некоторые из этих людей встречались с нами из любопытства, чтобы послушать, что я расскажу, другие полагали, что я не в себе, поскольку так настойчива в своих попытках, особенно когда они со своей стороны не проявляли заинтересованности. Но я продолжала на наших маленьких собраниях наставлять всех и молилась отдельно за каждого, пока они не покорились Иисусу, признав ценность Его всепрощающей любви. И все эти люди были обращены к Богу. {1СЦ 33.4}
Ночами мне снилось, что я работаю ради спасения душ. В это время мне открывались нужды людей, которых я затем находила и молилась с ними. И в каждом случае, за исключением одного, эти люди отдавали себя Христу. Некоторые из наших братьев-формалистов опасались, что я чересчур усердствую в деле обращения душ, но мне казалось, что людям, надеющимся на блаженное бессмертие и ожидающим скорого пришествия Христа, осталось очень мало времени на то, чтобы не покладая рук трудиться ради несчастных, все еще пребывающих во грехе и находящихся на грани краха. {1СЦ 34.1}
Хотя я была очень молода, план спасения открылся мне так ясно, а мой личный опыт был столь убедителен, что, обдумав этот вопрос, я решила: мой долг - продолжать свои усилия ради спасения драгоценных душ, молиться и свидетельствовать о Христе при каждом удобном случае. Все мое существо было готово служить моему Господу. Что бы там ни было, я решила угождать Богу и жить в ожидании скорого пришествия Спасителя, Который воздаст награду верным. Я чувствовала себя словно маленький ребенок, который приходит к Богу, как к своему Отцу, и спрашивает Его, что ему делать. Теперь, когда мой долг стал мне ясен, я была счастлива исполнять его. Иногда возникали своеобразные препятствия. Более опытные люди пытались остановить меня и охладить огонь моей веры, но с улыбкой Иисуса, осветившей мою жизнь, с любовью Божьей в сердце я с радостью продолжала свой путь. {1СЦ 34.2}
Всякий раз, когда я думала о моей прежней жизни, я вспоминала моего брата, свидетеля моих надежд и страхов, искренне сочувствовавшего мне в моем христианском опыте. Вспоминая о нем с нежностью, я могу сказать, что он был одним из тех людей, для которых грех не кажется особо привлекательным. Набожный от природы, он никогда не искал общества беспутных молодых людей, предпочитая общаться с христианами, которые могли наставить его на правильный путь. Несмотря на возраст, он вел серьезный образ жизни, был мягким, миролюбивым, его ум почти всегда был занят духовными помыслами. Те, кто знал его, говорили, что его жизнь - это образец для молодежи и что он является живым примером благодати и красоты истинного христианства. {1СЦ 34.3}