Аудиозаписи на портале разделены по категориям. Выберите интересующую вас категорию аудио в списке ниже.

 

 

Деяния Апостолов. Глава 30. Призванные стремиться к лучшему

Оглавление Глава 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

Эта глава основана на Первом послании к Коринфянам
Надеясь запечатлеть в умах коринфских христиан важность самообладания, строгого воздержания и неугасающей ревности в служении Христу, Павел в своем послании привел яркий пример, сопоставив духовную борьбу христианина со знаменитыми состязаниями в беге, регулярно проходившими в окрестностях Коринфа. Из всех видов спорта, в которых участвовали греки и римляне, бег был наиболее древним и уважаемым. Состязаниями в беге любовались цари, князья и государственные деятели. В них принимали участие богатые и знатные юноши, которые не щадили себя во время подготовки к состязаниям - лишь бы только завоевать главный приз. {ДА 309.1}
Соревнования проводились по строгим правилам, из которых не делалось никаких исключений. Атлеты, желавшие, чтобы их имена внесли в список соискателей главной награды, должны были доказать свое право на это суровой подготовкой. Строго запрещались чревоугодие и другие вредные привычки, ослабляющие человека умственно и физически. Надежду на успех в этих испытаниях на быстроту и выносливость давали крепкие и гибкие мышцы и здоровая нервная система. Каждое движение должно было быть уверенным, каждый шаг - быстрым и твердым; спортсмену нужно было находиться в наилучшей физической форме. {ДА 309.2}
Когда участники забега появлялись перед зрителями, его устроители провозглашали их имена и отчетливо объявляли правила соревнований. Затем спортсмены стартовали, подбадриваемые зрителями. Судьи располагались у финишной черты в таком месте, с которого был виден весь забег от начала до конца, чтобы правильно определить победителя. Если кто-либо первым пересекал финишную черту, но при этом нарушал правила во время забега, он не получал главного приза. {ДА 310.1}
Спортсмены шли на большой риск. Некоторые так и не восстанавливали силы после страшного физического напряжения. Нередко атлеты падали на дистанции: у них открывалось горловое и носовое кровотечение. Иногда соревнующийся падал замертво, когда победа была уже близка. Но опасность на всю жизнь остаться инвалидом или даже умереть на дистанции не останавливала бегунов, считавших высшей честью получить первый приз. {ДА 310.2}
Когда победитель пересекал финишную черту, аплодисменты огромного множества зрителей сотрясали воздух и эхом разносились по горам. На виду у всех зрителей судья вручал ему символы победы - лавровый венок и пальмовую ветвь, которую он нес в правой руке. Его прославляли по всей стране; его родителям также воздавали почести, и даже город, в котором он жил, пользовался уважением за то, что вырастил такого великого спортсмена. {ДА 310.3}
Указывая на эти бега как на символ той борьбы, которую должен вести христианин, Павел обращал особое внимание на подготовку, необходимую для победы в подобных состязаниях, - строгий режим, воздержание во всем и особенно в питании. «Все подвижники, - писал он, - воздерживаются от всего». Бегуны отказываются от всего, что может ослабить их силы, и при помощи суровой самодисциплины тренируют свои мышцы, развивают выносливость, чтобы в день соревнования выложиться до предела. Насколько же важнее христианину, стремящемуся к вечности, подчинять свои страсти и инстинкты разуму и воле Божьей! Он ни в коем случае не должен допускать, чтобы его внимание привлекали развлечения, роскошь или праздное времяпрепровождение. Надлежит строго контролировать все свои привычки и стремления. Разум, просвещенный учением Слова Божьего и руководимый Духом Божьим, должен удерживать бразды правления. {ДА 311.1}
Выполнив все эти условия, христианин должен приложить максимум усилий, чтобы одержать победу. На последних метрах дистанции соревнующиеся напрягали последние силы, чтобы не сбавлять скорость. Так и христианин по мере приближения к финишу должен идти к цели с еще большим рвением и решительностью, чем в начале своего пути. {ДА 311.2}
Павел сравнивает вянущий лавровый венок, вручаемый победителю забега, с венцом нетленной славы, который будет вручен победителям - христианам. Те стараются «для получения венца тленного, - говорит Павел, - а мы - нетленного». Ради получения тленной награды греческие юноши не щадили себя. Но мы стремимся к гораздо более ценной награде: мы желаем получить венец вечной жизни. Насколько же энергичнее следует устремляться к этой цели! Насколько охотнее мы должны жертвовать всем ради ее достижения! {ДА 311.3}
В Послании к Евреям указывается, с какой целеустремленностью христианину надо «бежать» к вечной жизни. «Свергнем с себя всякое бремя и запинающий нас грех, и с терпением будем проходить предлежащее нам поприще, взирая на начальника и совершителя веры, Иисуса» (Евреям 12:1, 2). Если христианин хочет успешно «пройти поприще» и обрести бессмертие, он должен избавиться от бремени зависти, злобы, злых помыслов, злоречия, корысти. Он должен избавиться от всех привычек, ведущих ко греху и бесчестящих Христа, чего бы ему это ни стоило. Человеку, нарушающему вечные принципы правды, нечего ждать небесных благословений. Даже один лелеемый грех может испортить характер человека, сделать его плохим примером для окружающих. {ДА 312.1}
«Если соблазняет тебя рука твоя, - сказал Спаситель, - отсеки ее: лучше тебе увечному войти в жизнь, нежели с двумя руками идти в геенну, в огонь неугасимый, где червь их не умирает, и огонь не угасает. И если нога твоя соблазняет тебя, отсеки ее: лучше тебе войти в жизнь хромому, нежели с двумя ногами быть ввержену в геенну» (Марка 9:43-45). Если ради спасения жизни иногда приходится отсекать руку или ногу или даже вырывать глаз, насколько же серьезнее христианин должен стремиться к тому, чтобы избавиться от греха, который губит душу! {ДА 312.2}
Никто не мог обещать победу участникам игр в древнем Коринфе. Победа не была гарантирована, даже если они подчинялись строгой дисциплине и от многого отказывались. «Не знаете ли, - спрашивал Павел, - что бегущие на ристалище бегут все, но один получает награду?» С каким бы рвением и желанием бегуны ни стремились к победе, награда вручалась только одному и заветного венка могли коснуться руки одного-единственного спортсмена. Некоторые прилагали нечеловеческие усилия, чтобы завоевать главный приз, а он доставался сопернику, опередившему их на какое-то мгновение. {ДА 313.1}
Однако правила борьбы христианина иные. Ни один из тех, кто выполнит указанные условия, не будет разочарован на финише, и все искренние и стойкие обязательно добьются успеха. Не проворным достанется успех, не сильным - победа. Самый слабый, равно как и самый сильный из святых будут носить венец бессмертной славы. Победить могут все, кто силой благодати Божьей подчинит свою жизнь воле Христа. Претворение в повседневную жизнь принципов, изложенных в Слове Божьем, часто считается маловажным, не заслуживающим внимания делом, однако от этого зависит очень много. Любой поступок, каким бы незначительным он ни казался, может перевесить чашу весов в сторону поражения. Награда победителям будет соответствовать их усилиям и настойчивости. {ДА 313.2}
Апостол сравнил себя с бегуном, отдающим все силы победе. «Потому я бегу, - пишет он, - не так, как на неверное, бьюсь не так, чтобы только бить воздух; но усмиряю и порабощаю тело мое, дабы, проповедуя другим, самому не остаться недостойным». Чтобы не бежать наугад или вслепую на христианском поприще, Павел подчинял себя суровой самодисциплине. Слова «усмиряю и порабощаю тело мое» буквально означают подавление плотских желаний, побуждений и страстей путем строжайшей дисциплины. {ДА 314.1}
Павел боялся, чтобы, проповедуя другим, самому не оказаться на обочине. Он понимал, что если сам не воплотит в своей жизни принципы, в которые верил и которые проповедовал, его труды ради спасения людей будут напрасны. Его речь, его влияние, его отказ от самоугождения доказывали, что его религия - это не пустые слова, но ежедневная живая связь с Богом. У него перед глазами всегда была одна цель, и он искренно стремился достичь ее: «праведность от Бога по вере» (Филиппийцам 3:9). {ДА 314.2}
Павел знал, что, пока жив, он будет сражаться со злом. Он всегда понимал: чтобы земные желания не угасили духовного пыла, необходим строгий самоконтроль, и неустанно боролся с наклонностями греховной природы. Перед его взором всегда сиял идеал совершенства, и он стремился достичь этого идеала путем добровольного послушания Закону Божьему. Его слова, дела, желания - все было подчинено влиянию Духа Божьего. {ДА 314.3}
Павел хотел, чтобы в жизни коринфских верующих проявлялось искреннее стремление к вечной жизни. Он знал, что путь к совершенству во Христе лежит через непрерывную жизненную борьбу. Он умолял их изо дня в день стремиться к благочестию и нравственной чистоте. Он убеждал свергнуть с себя бремя всяких страстей и стремиться лишь к достижению христианского идеала. {ДА 315.1}
Павел указал коринфянам на опыты древнего Израиля, на благословения, которыми вознаграждалось их послушание, и на суды, которые следовали за беззакониями. Он напомнил о том, как чудесно израильтяне были выведены из Египта под защитой столпа облачного днем и столпа огненного ночью, благодаря чему они благополучно перешли Красное море, тогда как египтяне, преследовавшие их, потонули. Все это свидетельствовало о том, что Бог признал Израиль Своей Церковью. Они «все ели одну и ту же духовную пищу; и все пили одно и то же духовное питие, ибо пили из духовного последующего камня; камень же был Христос». В самом деле путь израильтянам во всех их странствованиях указывал Христос. И скала, по которой Моисей ударил жезлом, символизировала Христа, Который был изъязвлен за беззакония людей, чтобы дать воду спасения всем жаждущим. {ДА 315.2}
Несмотря на то что Бог благоволил к израильтянам, их посетили суды Божьи за то, что они возжелали земных благ, которые имели в Египте, а также за их грехи и ропот. Апостол советовал верующим в Коринфе усвоить урок, содержащийся в истории Израиля. «Это были образы для нас, - писал он, - чтобы мы не были похотливы на злое, как они были похотливы». Он показал, как любовь к праздности и удовольствиям расчистила путь для грехов, навлекших на них страшное возмездие Божье. Когда сыны Израилевы сели есть и пить и встали играть, они отбросили страх Божий, который испытывали в момент провозглашения закона с горы Синай; и, сделав золотого тельца вместо Бога, поклонялись ему. А после великолепного пиршества в честь Ваал-Фегора многие израильтяне стали жертвой распущенности. Гнев Божий возгорелся на них, и двадцать три тысячи умерли от язвы в один день. {ДА 315.3}
Апостол заклинал коринфян: «Кто думает, что он стоит, берегись, чтобы не упасть». Он считал, что если они не будут бодрствовать и молиться, а закоснеют в похвальбе и самонадеянности, то впадут в тяжкий грех и навлекут на себя гнев Божий. Но Павел не хотел, чтобы они впали в отчаяние или разочарование. Он заверил их: «Верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так, чтобы вы могли перенести». {ДА 316.1}
Павел просил своих братьев почаще задумываться о том, какое влияние на других оказывают их слова и поступки, и не делать ничего, что могло бы способствовать идолопоклонству или уязвлять совесть слабых в вере, каким бы невинным ни казалось это дело. «Итак, едите ли, пьете ли, или (иное) что делаете, все делайте в славу Божию. Не подавайте соблазна ни Иудеям, ни Еллинам, ни Церкви Божией». {ДА 316.2}
Предостерегающие слова апостола в адрес Коринфской церкви своевременны для любой эпохи, но особенно актуальны они в наши дни. Так, под идолопоклонством он имел в виду поклонение не только идолам, но и самому себе: любовь к праздности, удовлетворение низменных желаний и страстей. Формальное исповедание веры во Христа, кичливость своим знанием истины не делают человека христианином. Религия, стремящаяся лишь к услаждению зрения, слуха и вкуса или одобряющая потакание своим желаниям, не есть религия Христа. {ДА 317.1}
Сравнив Церковь с человеческим телом, апостол умело изобразил те близкие и гармоничные отношения, которые должны существовать между всеми членами Церкви Христовой. «Все мы, - писал он, - одним Духом крестились в одно тело, Иудеи или Еллины, рабы или свободные, и все напоены одним Духом. Тело же не из одного члена, но из многих. Если нога скажет: „я не принадлежу к телу, потому что я не рука", то неужели она потому не принадлежит к телу? И если ухо скажет: „я не принадлежу к телу, потому что я не глаз", то неужели оно потому не принадлежит к телу? Если все тело глаз, то где слух? Если все слух, то где обоняние? Но Бог расположил члены, каждый в составе тела, как Ему было угодно. А если бы все были один член, то где было бы тело? Но теперь членов много, а тело одно. Не может глаз сказать руке: „ты мне не надобна"; или также голова ногам: „вы мне не нужны"... Бог соразмерил тело, внушив о менее совершенном большее попечение, дабы не было разделения в теле, а все члены одинаково заботились друг о друге. Посему, страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены. И вы - тело Христово, а порознь - члены». {ДА 317.2}
А затем Павел написал слова, которые с того времени и по сей день являются источником вдохновения и ободрения для всех людей, слова о непреходящей важности любви, которая должна быть присуща последователям Христа. «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая, или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, - то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, - нет в том никакой пользы». {ДА 318.1}
Каким бы возвышенным ни было внешнее исповедание, если сердце человека не наполнено любовью к Богу и ближним, то он не является истинным учеником Христа. Если даже он обладает сильной верой и может творить чудеса, без любви его вера ничего не стоит. Пусть он окажется очень щедрым человеком и раздаст свое имение бедным, но если им движет не бескорыстная любовь, а иное побуждение, ему не снискать благоволения Божьего. По своей ревности он может даже принять мученическую смерть, однако если в его сердце не будет любви, Бог сочтет его обманутым фанатиком или тщеславным лицемером. {ДА 318.2}
«Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится». Самая чистая радость является плодом глубочайшего смирения. Самые сильные и благородные черты характера формируются на основе терпения, любви и покорности воле Божьей. {ДА 319.1}
Любовь «не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла». Христоподобная любовь побуждает человека представлять побуждения и поступки других людей в самом выгодном для них свете. Такой человек не будет без надобности изобличать чужие ошибки и просчеты; он не станет благосклонно выслушивать критику в чей-то адрес, но постарается напомнить о добрых качествах других людей. {ДА 319.2}
Любовь «не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит». Такая любовь «никогда не перестает». Она не может обесцениться, ибо это небесный дар. Как драгоценное сокровище она будет внесена теми, кто ею обладает, в ворота Божьего града. {ДА 319.3}
«А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше». {ДА 319.4}
Упадок нравственности в Коринфской церкви привел к тому, что некоторые верующие отказались от фундаментальных принципов своей веры и даже стали отрицать учение о воскресении. Павел противопоставил этой ереси ясные доказательства воскресения Христа. Он написал, что Христос после Своей смерти «воскрес в третий день, по Писанию», после чего Он «явился Кифе, потом двенадцати; потом явился более нежели пятистам братий в одно время, из которых большая часть доныне в живых, а некоторые и почили; потом явился Иакову, также всем Апостолам, а после всех явился и мне». {ДА 319.5}
Апостол с убедительной силой изложил великую истину о воскресении. «Если нет воскресения мертвых, - рассуждал он, - то и Христос не воскрес; а если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша. Притом мы оказались бы и лжесвидетелями о Боге, потому что свидетельствовали бы о Боге, что Он воскресил Христа, Которого Он не воскрешал, если, то есть, мертвые не воскресают; ибо, если мертвые не воскресают, то и Христос не воскрес, а если Христос не воскрес, то вера ваша тщетна: вы еще во грехах ваших; поэтому и умершие во Христе погибли. И если мы в этой только жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех человеков. Но Христос воскрес из мертвых, первенец из умерших». {ДА 320.1}
Апостол, таким образом, направил взгляд коринфских братьев в будущее, когда наступит славное утро воскресения и все святые, спящие во прахе, воскреснут для вечной жизни со своим Господом. «Говорю вам тайну, - писал апостол, - не все мы умрем, но все изменимся вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся; ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему - облечься в бессмертие. Когда же тленное сие облечется в нетление и смертное сие облечется в бессмертие, тогда сбудется слово написанное: „поглощена смерть победою". „Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа?".. Благодарение Богу, даровавшему нам победу Господом нашим Иисусом Христом!» {ДА 320.2}
Итак, верных ожидает славная победа. Апостол, раскрывая перед коринфскими верующими будущие возможности, стремился поднять их над эгоистичной, чувственной жизнью к славной надежде бессмертия. Он ревностно наставлял их быть верными своему высокому призванию во Христе. «Итак, братия мои возлюбленные, - обращается он к ним, - будьте тверды, непоколебимы, всегда преуспевайте в деле Господнем, зная, что труд ваш не тщетен пред Господом». {ДА 321.1}
Апостол в решительных и впечатляющих выражениях попытался обличить ложные и опасные идеи и обычаи, которые возобладали в Коринфской церкви. Он обо всем писал прямо, но в каждом слове чувствовалась его любовь к оставленным душам. В его предостережениях и обличениях на них изливался свет от престола Божьего, обнаруживший тайные грехи, осквернявшие их жизнь. Примут ли они этот свет? {ДА 321.2}
Отправляя письмо, Павел больше всего опасался, как бы его обличения не ранили слишком глубоко тех, кому он желал помочь. Он с ужасом думал о возможном отчуждении, и иногда ему хотелось взять свои слова обратно. Те, кто, подобно апостолу, сегодня несут ответственность за дорогие их сердцу общины или учреждения, лучше поймут смятение его духа и то самобичевание, которому он себя подвергал. Рабы Божьи, несущие бремя Его дела в настоящее время, переживают в той или иной степени те же опыты труда, борьбы и волнующей заботы, которые выпали на долю великого апостола. Скорбя о разделениях в церкви, встречая неблагодарность и предательство со стороны тех, у кого он искал сочувствия и поддержки, понимая, в какой опасности находятся церкви, предающиеся беззаконию, вынужденный обличать грех испытующим словом свидетельства, Павел в то же самое время был отягощен сомнениями, не слишком ли суров он в обращении с людьми. С трепетом и волнением он ждал вестей из Коринфа; ему не терпелось поскорее узнать, как приняли его послание. {ДА 321.3}