Аудиозаписи на портале разделены по категориям. Выберите интересующую вас категорию аудио в списке ниже.

 

 

Деяния Апостолов. Глава 24. Коринф

Оглавление Глава 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

Эта глава основана на книге Деяния Апостолов 18:1-18
В первом веке христианской эры Коринф был одним из главных городов не только Греции, но и всего мира. Его шумные улицы были наводнены греками, иудеями и римлянами, а также путешественниками из разных стран, поглощенными делами и развлечениями, а поскольку город был крупным торговым центром, расположенным на пересечении всех дорог Римской империи, в нем непременно следовало воздвигнуть памятники Богу и Его истине. {ДА 243.1}
Среди иудеев, поселившихся в Коринфе, были Акила и Прискилла, которые впоследствии стали известны как ревностные служители Христовы. Познакомившись с этими людьми, Павел «остался у них». {ДА 243.2}
В самом начале своих трудов в этом торговом городе Павел на каждом шагу сталкивался с серьезными препятствиями. Почти все горожане были идолопоклонниками, особенно почитавшими Венеру. Служение же этой богине сопровождалось различными непристойными обрядами и церемониями. Коринфяне даже среди язычников славились вопиющей безнравственностью. Казалось, они не думали и не заботились ни о чем, кроме сиюминутных наслаждений и увеселений. {ДА 243.3}
Проповедуя Евангелие в Коринфе, апостол избрал иную стратегию, нежели в Афинах. В Афинах он старался привести свой образ действий в соответствие с характером своих слушателей: их доводы опровергал своими доводами, на их философские рассуждения отвечал своими философскими рассуждениями, их учености противопоставлял свою. Поразмыслив о потраченном времени и придя к выводу, что его проповедь в Афинах не была плодотворной, Павел решил в Коринфе действовать иначе и сосредоточиться на том, чтобы привлечь внимание беспечных и равнодушных. Он твердо решил избегать заумных споров и дискуссий и не знать ничего, «кроме Иисуса Христа, и притом распятого». Он проповедовал коринфянам «не в убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении духа и силы» (1 Коринфянам 2:2, 4). {ДА 244.1}
Иисус, которого Павел собирался представить коринфским грекам как Мессию, был иудеем простого происхождения, воспитанным в городе, который стал притчей во языцех из-за нечестия его жителей. Он был отвергнут Своим народом и распят как разбойник. Греки считали, что люди должны совершенствоваться, но единственным средством достижения истинного благородства и совершенства они признавали изучение философии и других наук. Мог ли Павел убедить таких людей в том, что вера в могущество этого, на их взгляд, безвестного иудея возвысит и преобразит их существо? {ДА 244.2}
Если для многих наших современников Голгофский крест и распятие священны, то во дни Павла крест вызывал у людей лишь чувство ужаса и отвращения. Объявить распятого на кресте Спасителем человечества означало навлечь на себя насмешки и издевательства. {ДА 245.1}
Павел хорошо знал, как воспримут эту весть иудеи и греки, жившие в Коринфе. «Мы проповедуем Христа распятого, - писал он, - для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие» (1 Коринфянам 1:23). Зная, что многих иудеев разгневает весть, которую он собирался проповедовать, что греки воспримут его слова как величайшую нелепость и будут на него смотреть, как на слабоумного, он решил попытаться раскрыть связь креста с возвышением и спасением человечества. {ДА 245.2}
Для Павла крест был бесконечно свят. С тех пор как он отказался от преследования учеников распятого Назорея, он непрестанно прославлял крест. Ему было дано откровение бесконечной любви Божьей, явленной в смерти Христа, и в его жизни произошли дивные перемены: все его планы и намерения сообразовывались теперь с волей Неба. С этого часа он стал новым человеком во Христе. Он на собственном опыте знал, что, когда грешник постигает любовь Отца, открытую в жертве Его Сына, и подчиняется Божественному влиянию, с ним происходит перемена и Христос становится для него всем во всём. {ДА 245.3}
Обратившись, Павел исполнился страстного желания помочь соотечественникам увидеть в Иисусе из Назарета Сына живого Бога, Который может преобразовать и спасти человека. С этого момента его жизнь была посвящена стремлению передать сущность любви и силы распятого Спасителя. В его щедром, любящем сердце хватало места для всех. «Я должен, - писал он, - и Еллинам и варварам, мудрецам и невеждам» (Римлянам 1:14). Любовь к Господу славы, Которого он так безжалостно преследовал в лице Его святых, стала движущей силой всей его жизни, главным ее содержанием. В те редкие мгновения, когда ослабевало его рвение в исполнении долга, ему достаточно было взглянуть на крест и на поразительную любовь, явленную на нем, дабы снова обуздать себя и упорно идти вперед путем самоотречения. {ДА 246.1}
Взгляните на апостола, проповедующего в коринфской синагоге, выстраивающего свои доводы на основе писаний Моисея и пророков и подводящего своих слушателей к пришествию обетованного Мессии. Послушайте, как он разъясняет смысл деятельности Спасителя как великого Первосвященника человечества - Того, Кто пожертвовал Своей жизнью и должен был искупить грехи всех, а затем приступить к служению в небесном святилище. Слушателям Павла предстояло уразуметь, что Мессия, Которого они так ждали, уже пришел; что Его смерть была исполнением того, на что указывали все прообразы и жертвоприношения, и что Его служение в небесном святилище было великой реальностью, которая отбрасывала тень в прошлое и проясняла служение иудейских священников. {ДА 246.2}
Павел «понуждаем был духом свидетельствовать Иудеям, что Иисус есть Христос». На основании ветхозаветных писаний он показал, что, согласно пророчествам и всеобщим чаяниям иудеев, Мессия должен был быть потомком Авраама и Давида; он прослеживал родословную Иисуса от патриарха Авраама до царственного псалмопевца и далее. Он читал свидетельства пророков о сущности и деяниях обетованного Мессии, о Его принятии и об отношении к Нему на земле и доказывал, что все эти предсказания исполнились в жизни, служении и смерти Иисуса из Назарета. {ДА 247.1}
Павел доказывал, что Христос предложил спасение в первую очередь народу, ожидавшему пришествия Мессии как конечной цели и славы своего существования. Но этот народ отверг Того, Кто дал бы ему жизнь, и избрал другого вождя, правление которого могло привести только к погибели. Павел стремился убедить своих слушателей в том, что лишь покаяние может спасти иудеев от надвигающегося краха. Он обнаруживал их невежество в тех частях Писания, знатоками которых они себя считали и чем хвалились. Он обличал их светскость, любовь к титулам, званиям и внешней пышности, непомерное себялюбие. {ДА 247.2}
В силе Духа Павел рассказывал о собственном чудесном обращении и о своей уверенности в Писаниях Ветхого Завета, которые исполнились в Иисусе из Назарета. Его слова звучали торжественно и серьезно, и слушатели не могли не видеть, что он всем сердцем любит распятого и воскресшего Спасителя. Они видели, что все его мысли сосредоточены на Христе, а вся жизнь неразрывно связана с Господом. Слова Павла были настолько убедительными, что только злейшие враги христианства могли оставаться равнодушными к ним. {ДА 247.3}
Но иудеи Коринфа пренебрегли доказательствами, так ясно представленными апостолом, и не вняли его призывам. Тот же самый дух, который побудил их отвергнуть Христа, наполнил их гневом и яростью в отношении к Его служителю; и если бы Бог особым образом не защитил Павла, чтобы он мог продолжать нести евангельскую весть язычникам, они лишили бы его жизни. {ДА 248.1}
«Но как они противились и злословили, то он, отрясши одежды свои, сказал к ним: кровь ваша на главах ваших; я чист; отныне иду к язычникам. И пошел оттуда и пришел к некоторому чтущему Бога, именем Иусту, которого дом был подле синагоги». {ДА 248.2}
Сила и Тимофей «пришли из Македонии» помочь Павлу, и они вместе трудились среди язычников. Как язычникам, так и иудеям Павел и его спутники проповедовали Христа как Спасителя падшего человечества. Избегая сложных, заумных рассуждений, вестники креста говорили о Создателе мира, Верховном Правителе Вселенной. Их сердца горели любовью к Богу и Его Сыну, и они призывали язычников подумать о безмерной жертве, принесенной за человечество. Они знали, что если люди, долго блуждавшие во тьме язычества, увидят свет, сияющий с Голгофского креста, они найдут Спасителя. «И когда Я вознесен буду от земли, - сказал Искупитель мира, - всех привлеку к Себе» (Иоанна 12:32). {ДА 248.3}
Служители Евангелия в Коринфе понимали, какая ужасная опасность угрожает тем, ради кого они трудятся, и, чувствуя на себе бремя ответственности, возвещали истину, явленную в Иисусе. Ясной, простой и определенной была их весть - или запах живительный на жизнь, или смертоносный на смерть. Не только на словах, но и в своей повседневной жизни они раскрывали принципы Евангелия. Ангелы сотрудничали с ними; благодать и сила Божья были явлены в обращении множества людей. «Крисп же, начальник синагоги, уверовал в Господа со всем домом своим, и многие из Коринфян, слушая, уверовали и крестились». {ДА 249.1}
Ненависть, с которой иудеи всегда относились к апостолам, все более усиливалась. Обращение и крещение Криспа, вместо того чтобы переубедить упрямцев, вызвали еще большее озлобление. Они не могли привести аргументы, опровергающие проповедь Павла, и из-за отсутствия доказательств прибегли к обману и злобным нападкам, злословя Евангелие и имя Иисуса. В слепой ярости они не выбирали выражений и готовы были использовать самые низкие средства. Они не могли отрицать, что Христос творил чудеса; но утверждали, что Он делал это силой сатаны, и дерзко заявляли, что Павел пользуется той же силой. {ДА 249.2}
Павел достиг некоторого успеха в Коринфе, однако нечестие, царившее повсюду в этом развращенном городе, чуть было не лишило его мужества. Порочность, которую он видел в язычниках, а также презрение и оскорбления, которыми его осыпали иудеи, терзали его дух. Разочарованный в здешних жителях, он сомневался в целесообразности создания церкви в Коринфе. {ДА 250.1}
Когда он, искренно стремясь выполнить свой долг, собрался покинуть город в поисках более перспективного поприща, Господь явился ему в видении и сказал: «Не бойся, но говори и не умолкай, ибо Я с тобою, и никто не сделает тебе зла; потому что у Меня много людей в этом городе». Павел понял, что должен остаться в Коринфе и что Господь взрастит посеянное семя. Укрепленный и ободренный, он продолжал ревностно и терпеливо трудиться. {ДА 250.2}
Апостол не ограничивался выступлениями в собраниях, ибо не до всех можно было донести весть подобным образом. Он неустанно ходил из дома в дом, используя преимущества беседы в тесном семейном кругу, посещая больных и опечаленных, утешая страждущих и ободряя угнетенных. И во всем, что он говорил и делал, он возвеличивал имя Иисуса. Так он трудился «в немощи и в страхе и в великом трепете» (1 Коринфянам 2:3), ибо опасался, что его проповедь будет воспринята как мудрость человеческая, а не как явление силы Божьей. {ДА 250.3}
«Мудрость же мы проповедуем между совершенными, - писал впоследствии Павел, - но мудрость не века сего и не властей века сего преходящих, но проповедуем премудрость Божию, тайную, сокровенную, которую предназначил Бог прежде веков к славе нашей, которой никто из властей века сего не познал; ибо, если бы познали, то не распяли бы Господа славы. Но, как написано: „не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его". А нам Бог открыл это Духом Своим; ибо Дух все проницает, и глубины Божии. Ибо кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем? Так и Божьего никто не знает, кроме Духа Божия. {ДА 250.4}
Но мы приняли не духа мира сего, а Духа от Бога, дабы знать дарованное нам от Бога, что и возвещаем не от человеческой мудрости изученными словами, но изученными от Духа Святого, соображая духовное с духовным» (1 Коринфянам 2:6-13). {ДА 251.1}
Павел понимал, что его сила не в нем самом, но в присутствии Святого Духа, милостивое влияние Которого наполняло его сердце, подчиняя все помыслы Христу. Он говорил о себе как о человеке, который всегда носит «в теле мертвость Господа Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась» в его теле (2 Коринфянам 4:10). Центральной фигурой учения апостола был Христос. «Уже не я живу, - говорил он, - но живет во мне Христос» (Галатам 2:20). Павел сокрыл свое «я», в его теле был явлен и возвеличен Христос. {ДА 251.2}
Павел был красноречивым оратором. До своего обращения он часто пытался произвести впечатление на слушателей свободным полетом мысли. Но теперь он отказался от подобных приемов. Вместо того чтобы пользоваться поэтическими образами и причудливыми примерами, которые увлекали бы разум и питали воображение, но были далеки от повседневной жизни, Павел стремился с помощью простых слов донести до сознания людей истины первостепенной важности. Необычные, эмоционально насыщенные проповеди могут вызвать бурный восторг, но слишком часто истина, проповеданная таким образом, не становится насущной пищей, укрепляющей верующего и готовящей его к жизненной борьбе. Апостол понимал, что люди, борющиеся с жизненными неурядицами, должны получать практическое наставление в основополагающих принципах христианства. {ДА 251.3}
Усилия Павла в Коринфе принесли плоды. Многие обратились от идолопоклонства к служению живому Богу, и под знаменами Христа собралось немало людей. Были спасены даже некоторые из самых ярых язычников. Они стали живыми памятниками милости Божьей и действенности Крови Христовой, очищающей от всякого греха. {ДА 252.1}
Растущая популярность проповедей Павла подтолкнула неверующих иудеев к более решительному сопротивлению. Они «напали... единодушно на Павла и привели его пред судилище» Галлиона, который тогда был проконсулом Ахаии. Они надеялись, что власти поддержат их, как это бывало раньше, поэтому громко и сердито жаловались на апостола, говоря: «Он учит людей чтить Бога не по закону». {ДА 252.2}
Римская власть охраняла иудейскую религию, и обвинители думали, что Павла отдадут в их руки для суда и исполнения приговора. Они надеялись добиться его смерти. Но Галлион был порядочным человеком и не хотел стать игрушкой в руках завистливых иудеев, постоянно строящих злобные козни. Ему претили их самоправедность и фанатизм, и он решил не обращать внимания на выдвинутое ими обвинение. Когда Павел приготовился говорить в свою защиту, Галлион сказал, что в этом нет необходимости. Затем, повернувшись к разгневанным обвинителям, заявил: «Иудеи! если бы какая-нибудь была обида, или злой умысел, то я имел бы причину выслушать вас; но когда идет спор об учении и об именах и о законе вашем, то разбирайте сами: я не хочу быть судьею в этом. И прогнал их от судилища». {ДА 253.1}
Иудеи и греки с нетерпением ждали решения Галлиона; его решительный отказ от рассмотрения этого дела как не имеющего никакого отношения к общественному правопорядку был для иудеев сигналом к отступлению. Они ушли сердитые и обескураженные. Решительность проконсула открыла глаза шумной толпе. Люди поняли, кто есть кто. Впервые за все время пребывания Павла в Европе толпа встала на его сторону; на глазах у проконсула, не встречая с его стороны противодействия, она окружила самых рьяных обвинителей апостола. «Все Еллины, схвативши Сосфена, начальника синагоги, били его пред судилищем; и Галлион ни мало не беспокоился о том». Так христианство одержало блестящую победу. Павел пробыл там «еще довольно дней», ибо, покинь он в тот момент Коринф, обращенные в христианство оказались бы в опасном положении, а иудеи попытались бы воспользоваться предоставившейся возможностью искоренить христианство в этом краю. {ДА 253.2}