Аудиозаписи на портале разделены по категориям. Выберите интересующую вас категорию аудио в списке ниже.

 

 

Патриархи и пророки. Глава 62. Помазание Давида

Эта глава основана на книге 1 Царств 16:1-13
В нескольких милях к югу от Иерусалима, «города великого царя», находился Вифлеем, в котором за тысячу с лишним лет до того, как в яслях баюкали Иисуса и Ему поклонились мудрецы Востока, родился Давид, сын Иессея. За целые столетия до пришествия Спасителя Давид, совсем еще ребенок, пас овец на холмах, окружавших Вифлеем. Простой мальчик, пастушок, занимаясь привычным делом, распевал песни собственного сочинения, а звуки арфы были благозвучным аккомпанементом его мелодичному, чистому, молодому голосу. Господь избрал Давида и готовил его в уединении пастушеской жизни для работы, которую Он намеревался доверить ему в последующие годы. {ПП 637.1}
В то время как Давид жил в уединении своей скромной жизнью пастуха, Господь Бог сказал о нем пророку Самуилу: «Доколе будешь ты печалиться о Сауле, которого Я отверг, чтоб он не был царем над Израилем? Наполни рог твой елеем, и пойди; Я пошлю тебя к Иессею Вифлеемлянину; ибо между сыновьями его Я усмотрел Себе царя... Возьми в руку твою телицу из стада, и скажи: „я пришел для жертвоприношения Господу". И пригласи Иессея к жертве; Я укажу тебе, что делать тебе, и ты помажешь Мне того, о котором Я скажу тебе. И сделал Самуил так, как сказал ему Господь. Когда пришел он в Вифлеем, то старейшины города с трепетом вышли на встречу ему, и сказали: мирен ли приход твой? И отвечал он: мирен». Старейшины приняли приглашение явиться на жертву, и Самуил позвал также Иессея и его сыновей. Возвели жертвенник, и все было готово для принесения жертвы. Все семейство Иессея присутствовало при этом, кроме Давида, самого младшего сына, которого оставили сторожить овец, так как небезопасно было оставлять стада без присмотра. {ПП 637.2}
Жертвоприношение было окончено, и, прежде чем начать жертвенную трапезу, Самуил пророческим взором осмотрел всех благородных с виду сыновей Иессея. Елиав, старший сын, видом, фигурой и красотой больше всех напоминал Саула. Его красивое лицо и безукоризненное телосложение привлекли внимание пророка. Глядя на его царственную осанку, Самуил думал: «Верно, сей пред Господом помазанник Его!» - и ждал Божьего разрешения помазать его. Но Иегове безразлична внешность человека. В Елиаве не было страха Божьего. Если бы он взошел на трон, то был бы гордым, суровым правителем. Господь сказал Самуилу: «Не смотри на вид его и на высоту роста его; Я отринул его; Я смотрю не так, как смотрит человек; ибо человек смотрит на лице, а Господь смотрит на сердце». Внешняя красота ничего не говорит Богу о душе. Мудрость, а также превосходство характера и поведения выражают истинную красоту человека; внутренняя наполненность и совершенство сердца определяют, будем ли мы приняты Господом Саваофом. Как глубоко нам следует проникнуться этой истиной, чтобы правильно судить о себе самих и о других. Ошибка Самуила учит, как ничтожно мнение, основанное на красоте лица или величественности фигуры, как недалека человеческая мудрость в понимании тайн сердца или в постижении советов Божьих без особого просвещения свыше. Намерения и пути Божьи в отношении Его созданий превосходят наш ограниченный разум, но мы можем быть уверены, что Он пошлет Своих детей именно туда, где они будут в состоянии исполнять порученную им работу, где их воля подчинится воле Божьей, чтобы Его благие планы не нарушались своенравием человека. {ПП 638.1}
Таким образом, Елиав был оставлен, и пророк осмотрел других шестерых братьев, присутствовавших на служении, но Господь не остановил свой выбор ни на ком из них. В мучительном ожидании смотрел Самуил на последнего из молодых людей. Пророк был растерян и смущен. Он спросил Иессея: «Все ли дети здесь?» Отец ответил: «Есть еще меньший; он пасет овец». Самуил повелел, чтобы его привели, говоря: «Мы не сядем обедать, доколе не придет он сюда». Одинокий пастух был сильно удивлен неожиданным приглашением: присланный к Давиду человек рассказал о пророке, который пришел в Вифлеем и послал за ним. С удивлением расспрашивал он, зачем пророк и судья Израиля пожелал его видеть, но без задержки повиновался приглашению. «Он был белокур, с красивыми глазами и приятным лицем». Когда Самуил с удовольствием смотрел на красивого, мужественного, скромного юношу-пастуха, голос Божий сказал пророку: «Встань, помажь его; ибо это он». Занимаясь своим скромным делом пастуха, Давид проявлял смелость и преданность, и теперь Бог избрал его быть руководителем Своего народа. «И взял Самуил рог с елеем, и помазал его среди братьев его, и почивал Дух Господень на Давиде с того дня и после». Пророк выполнил порученное ему дело и с легким сердцем возвратился в Раму. {ПП 638.2}
Самуил не рассказал о своем поручении даже семье Иессея, и поэтому помазание Давида было совершено втайне. Но этим пророк дал понять юноше, какой высокий удел ожидает его, чтобы среди всевозможных переживаний и опасностей последующих лет мысль об этом помогала ему быть верным призванию Божьему, которое должно осуществиться в его жизни. {ПП 641.1}
Великая честь, оказанная Давиду, не сделала его гордым. Невзирая на высокое положение, которое ему предстояло занять, он мирно продолжал заниматься своим обычным делом, покорно ожидая осуществления Божьих планов в определенное Им время и назначенным Им способом. Кроткий и скромный, как и до своего помазания, мальчик-пастух вернулся к своим стадам и с прежней нежностью заботился о них. Но с новым вдохновением он продолжал слагать свои мелодии и играть на арфе. Взор его ласкали великолепные, роскошные ландшафты. Тяжелые кисти винограда переливались на солнце. В рощах деревья, одетые зеленой листвой, качались от легкого ветра. Он смотрел на солнце, которое, заливая все небо светом, выходило, как жених из своего чертога, и ликовало, как сильный муж, бегущий по ристалищу. Крутые вершины холмов поднимались к небу, а вдали виднелись голые утесы горной гряды Моава; над всем этим расстилался лазурный покров небес, а выше был Бог. Он не мог видеть Его, но Его дела были полны славы. Свет дня, золотящий леса и горы, луга и потоки, возносил мысли к созерцанию Отца света, Автора каждого доброго и совершенного дара. Ежедневное откровение характера и величия Творца наполняли сердце молодого поэта обожанием и восторгом. В размышлениях о Боге и Его делах развивались и крепли для будущей работы умственные и душевные способности Давида. С каждым днем он все теснее общался с Богом. Его ум проникал все глубже в познании Бога, черпая новые темы для песен и мелодий. Его звучный, мелодичный голос разливался в воздухе, отдаваясь эхом в холмах, как бы в ответ на ликующие песни ангелов в небесах. {ПП 641.2}
Кто может измерить результаты тех лет труда и скитаний среди одиноких холмов? Общение с природой и Богом, забота о стаде, опасности и избавление, горести и радости его скромного жребия не только должны были сформировать характер Давида и оказать влияние на его последующую жизнь - псалмам чудесного израильского певца предстояло во всех грядущих веках зажигать любовь и веру в сердцах народа Божьего, привлекая их ближе к вечнолюбящему сердцу Того, в Ком заключена жизнь всех Его созданий. {ПП 642.1}
Давид в самом расцвете мужества и красоты был приготовлен занять высокое положение среди благороднейших людей на земле. Его таланты как драгоценные дары Бога послужили прославлению Божественного Подателя. Возможности размышлять и созерцать славу Божью обогатили его мудростью и благочестием, что сделало его возлюбленным у Бога и ангелов. Во время размышлений о совершенстве Творца его душе открывалось более ясное представление о Боге. Непонятные вопросы разъяснялись, трудности разрешались, смущение переходило в гармонию, и каждый луч нового света вызывал в нем новые порывы восторга и рождал более звучные мелодии о славе Бога и Искупителе. Любовь, двигавшая им, осаждавшие его скорби, одержанные победы - все являлось темой для деятельного ума; и когда он размышлял о любви Божьей, проявленной к нему и его жизни, сердце его наполняли все большее обожание и признательность; его голос звенел, рождая еще более красивые мелодии, арфа звучала торжественней и радостней, и мальчик-пастух переходил от силы в силу, от знания к знанию, ибо Дух Божий покоился на нем. {ПП 642.2}