Аудиозаписи на портале разделены по категориям. Выберите интересующую вас категорию аудио в списке ниже.

 

 

Патриархи и пророки. Глава 40. Валаам

Эта глава основана на книге Числа 22-24
Покорив Васан и вернувшись к Иордану, чтобы приготовиться к немедленному вторжению в Ханаан, израильтяне расположились станом у реки, недалеко от того места, где она впадает в Мертвое море, как раз напротив Иерихонской равнины. Они находились у самых границ Моава, и моавитяне были исполнены ужаса от близости завоевателей. {ПП 438.1}
Израильтяне ничем не досаждали моавитянам, однако те с беспокойством наблюдали за всем, что происходило в соседних странах. Аморреи, перед которыми они были вынуждены отступить, побеждены евреями, и земля, которую аморреи отняли у Моава, находилась теперь в руках израильтян. Васанские войска не устояли перед таинственной силой, облеченной в облачный столп, и массивные крепости оказались заняты евреями. Моавитяне не отваживались атаковать их, было безнадежно уповать на оружие в борьбе с той сверхъестественной силой, которая сражалась на стороне израильтян. Они решили, подобно фараону, прибегнуть к волшебству, чтобы помешать работе Божьей. Они попробуют навести проклятие на израильтян. {ПП 438.2}
Моавитский народ был тесно связан с мадианитянами и национальными, и религиозными узами. Валак, царь моавитский, возбуждая страх мадианитян и желая заручиться их поддержкой, обратился к ним со словами: «Этот народ поядает теперь все вокруг нас, как вол поядает траву полевую». Валаам, житель Месопотамии, был известен как человек, обладающий сверхъестественной силой, и слава о нем достигла земли Моава. Было решено призвать его на помощь. Итак, к нему были посланы «старейшины Моавитские и старейшины Мадиамские», чтобы он произнес заклинание и проклял Израиля. {ПП 438.3}
Посланники немедленно отправились в длительное путешествие в Месопотамию, преодолевая горы и пересекая пустыни, пока наконец они не пришли к Валааму и не передали ему послание царя: «Вот, народ вышел из Египта, и покрыл лице земли, и живет он подле меня. Итак приди, прокляни мне народ сей, ибо он сильнее меня: может быть, я тогда буду в состоянии поразить его и выгнать его из земли. Я знаю, что, кого ты благословишь, тот благословен, и кого ты проклянешь, тот проклят». {ПП 439.1}
Когда-то Валаам был хорошим человеком и пророком Божьим, но, отступив от Него, он впал в грех корыстолюбия. Однако он все еще считал себя рабом Всевышнего. Ему было известно, что Бог совершил для израильтян, и он хорошо знал, что его долг - отказаться от подарков Валака и отослать присланных им людей. Но он дерзнул заигрывать с искушением и предложил посланникам переночевать у него, заявив, что не даст определенного ответа, пока не вопросит Бога. Валаам знал, что его проклятие не причинит вреда Израилю. Бог был с ними, и до тех пор, пока они оставались верны Ему, никакая сила ни земли, ни ада не могла одолеть их. Но его гордости польстили слова послов: «Кого ты благословишь, тот благословен, и кого ты проклянешь, тот проклят». Ожидающие его за это богатые дары и слава возбудили в нем алчность. Он с жадностью принял предложенные богатства и, несмотря на то, что считал себя человеком, строго исполняющим волю Божью, пытался удовлетворить желания Валака. {ПП 439.2}
Ночью ангел Господень пришел с вестью к Валааму: «Не ходи с ними, не проклинай народа сего; ибо он благословен». {ПП 439.3}
Утром Валаам неохотно отпустил присланных к нему людей, но не передал им слова Господа. Сердясь, что его мечты о чести и богатстве так внезапно рассеялись, он раздраженно воскликнул: «Пойдите в землю вашу; ибо не хочет Господь позволить мне идти с вами». {ПП 439.4}
Валаам «возлюбил мзду неправедную» (2 Петра 2:15). Грех корыстолюбия, который Бог рассматривал как идолопоклонство, превратил его в приспособленца, и через этот единственный порок сатана приобрел над ним полную власть. Это привело его к гибели. Искуситель всегда соблазняет людей земным богатством и славой, чтобы отвлечь их от служения Богу. Утверждая, что жить лучше им не позволяет чрезмерная добросовестность, он тем самым многих совращает с пути неукоснительной честности. Один неправедный шаг влечет за собой другой, который уже не так трудно сделать, как первый, и постепенно люди становятся все более и более самонадеянными. Они совершат нечто более страшное, когда однажды поддадутся жадности и властолюбию. Многие обольщают себя, считая, что ради каких-либо земных выгод можно на некоторое время пренебречь честностью и достичь цели, а потом в любое время, стоит им только пожелать, они вновь вернутся на прежний путь. На самом деле они только запутываются в сетях сатаны, и редко кому из них удается вырваться оттуда. {ПП 439.5}
Докладывая Валаку, что пророк отказался ехать с ними, послы не подозревали, что сделать это ему запретил Бог. Расценив отказ Валаама как желание получить большее вознаграждение, царь послал других князей, более знаменитых, чем прежние, наделив их правом соглашаться на любые условия Валаама и повелев передать, что его ожидают великие почести. Настойчивое послание Валака гласило: «Не откажись придти ко мне. Я окажу тебе великую почесть и сделаю тебе все, что ни скажешь мне. Приди же, прокляни мне народ сей». {ПП 440.1}
Валаам был испытан еще раз. Отвечая на просьбу послов, он проявил великую сознательность и честность, уверяя, что никакое золото или серебро не соблазнит его поступить вопреки воле Божьей. Но ему хотелось удовлетворить просьбу царя, и он, хотя уже знал волю Божью, все же предложил людям переночевать, намереваясь еще раз вопросить Бога, как будто Безграничный был человеком, которого можно уговорить. {ПП 440.2}
Ночью Валааму явился Господь и сказал: «Если люди сии пришли звать тебя, встань, пойди с ними; но только делай то, что Я буду говорить тебе». На таком условии Господь разрешил Валааму исполнить его желание, потому что тот настаивал на этом. Он не стремился исполнить волю Божью, но избрал свой путь, а затем еще осмеливался просить одобрения Божьего. {ПП 440.3}
Тысячи людей в наше время поступают так же. Им нетрудно было бы понять свой долг, если бы только он совпадал с их желаниями. Библия, обстоятельства жизни и разум ясно указывают им на их долг, но поскольку эти доказательства противоречат их желаниям и наклонностям, они часто отвергают их и потом еще осмеливаются спрашивать Бога о своих обязанностях. Они долго и горячо молятся о свете, якобы преисполненные великой сознательности. Но с Богом шутить нельзя. Он часто допускает, чтобы эти люди уступали своим желаниям, а потом пожинали горькие плоды. «Но народ Мой не слушал гласа Моего... Потому Я оставил их упорству сердца их, пусть ходят по своим помыслам» (Псалтирь 80:12, 13). Когда кто-нибудь ясно понимает свой долг, он не должен обращаться с молитвой к Богу, чтобы Тот освободил от исполнения этого долга. Напротив, он должен покорно и смиренно просить Божественной мудрости и силы, чтобы выполнить все возложенное на него. {ПП 440.4}
Моавитяне были развращенными идолопоклонниками, однако в соответствии с тем светом, который они получили, их вина была не так велика в глазах Неба, как вина Валаама, поскольку он считал себя пророком Божьим, и предполагалось, что все свои слова он произносит властью, данной от Бога. Поэтому ему не было позволено говорить то, что ему хотелось, но он должен был сказать то, что повелел ему Бог. «Делай то, что Я буду говорить тебе», - гласило Божественное повеление. {ПП 441.1}
Валаам получил разрешение отправиться вместе с послами из Моава, если они придут утром и позовут его с собой. Но, раздосадованные его первым отказом и предвидя второй, они отправились в обратный путь, не обратившись к нему. Таким образом, больше не было повода, чтобы удовлетворить просьбу Валака. Но Валааму очень хотелось получить подарки, и он, взяв ослицу, на которой обычно ездил, отправился в путь. Он боялся, что Бог даже теперь может запретить ему, и спешил вперед, оп?саясь, чтобы желанные богатства как-нибудь не ускользнули от него. {ПП 441.2}
Но «стал Ангел Господень на дороге, чтобы воспрепятствовать ему». Ослица увидела Божественного вестника, не видимого для Валаама, и свернула с дороги в поле. Жестокими побоями Валаам заставил ее вернуться на тропу, но в узком проходе между стенами опять показался ангел, и животное, пытаясь уклониться от устрашающей фигуры, прижало к стене ногу своего господина. Валаам не видел ангела и не знал, что путь перед ним закрыл Бог, он был вне себя от гнева и, жестоко избивая ослицу, понукал ее двигаться вперед. {ПП 441.3}
Снова «в тесном месте, где некуда своротить, ни направо, ни налево», появился ангел, грозный, как и прежде. Несчастное животное, дрожа от ужаса, остановилось и легло на землю. Ярость Валаама не знала предела, и с еще большей жестокостью он начал избивать ее посохом. Тогда Бог отверз ослице уста, и «бессловесная ослица, проговоривши человеческим голосом, остановила безумие пророка» (2 Петра 2:16). «Что я тебе сделала, что ты бьешь меня вот уже третий раз?» {ПП 442.1}
Не помня себя от ярости, безумно раздосадованный возникшим препятствием, Валаам ответил ослице как разумному существу: «За то, что ты поругалась надо мною; если бы у меня в руке был меч, то я теперь же убил бы тебя». Мнимый заклинатель, собиравшийся проклясть целый народ, чтобы лишить его силы, не мог убить даже животное, на котором ехал! {ПП 442.2}
Теперь глаза Валаама открылись, и он увидел стоящего с мечом ангела Божьего, готового сокрушить его. В ужасе он «преклонился, и пал на лице свое». Ангел сказал ему: «За что ты бил ослицу твою вот уже три раза? Я вышел, чтобы воспрепятствовать тебе, потому что путь твой не прав предо Мною. И ослица, видев Меня, своротила от Меня вот уже три раза. Если бы она не своротила от Меня, то Я убил бы тебя, а ее оставил бы живою». {ПП 442.3}
Своей жизнью Валаам был обязан несчастному животному, с которым обошелся так жестоко. Человек, называвший себя пророком Господним, говоривший, что «его глаза открыты» и что он видел «видение Всевышнего», был настолько ослеплен алчностью и честолюбием, что не смог разглядеть ангела Божьего, которого видело животное. «У которых бог века сего ослепил умы, чтобы для них не воссиял свет» (2 Коринфянам 4:4). Как много таких же ослепленных! Ринувшись на запретную территорию, они нарушают Закон Божий и не видят ни Господа, ни Его ангелов, противодействующих им. Подобно Валааму, они негодуют на тех, кто желает предотвратить их гибель. {ПП 442.4}
Обращение Валаама с ослицей обнажило дух, который владел им. «Праведный печется и о жизни скота своего, сердцеже нечестивых жестоко» (Притчи 12:10). Только немногие понимают, как грешно плохо обращаться с животными или оставлять их страдать без всякого присмотра. Тот, Кто сотворил человека, создал и животных. «Благ Господь ко всем, и щедроты Его на всех делах Его» (Псалтирь 144:9). Животные созданы, чтобы служить человеку, но это не дает ему права причинять им страдания, сурово и жестоко обращаясь с ними. {ПП 442.5}
Из-за грехопадения человека «вся тварь совокупно стенает и мучится доныне» (Римлянам 8:22). Страдания и смерть стали уделом не только человеческого рода, но и животных. Поэтому человек должен стремиться облегчить, а не увеличить бремя страданий, которые легли на все творение Божье в результате его грехопадения. Тот, кто мучает животных потому, что они находятся в его власти, - тиран и трус. Склонность причинять боль своим близким или животным содержит в себе нечто сатанинское. Многие думают, что их жестокое обращение с животными останется тайной, так как те не умеют говорить. Но если бы глаза этих людей открылись, как у Валаама, они увидели бы ангела Божьего, стоящего, чтобы свидетельствовать против них в небесных дворах. Этот грех будет записан, и грядет тот день, когда всем, плохо обращающимся с Божьим творением, будет вынесен приговор. {ПП 443.1}
Когда Валаам увидел вестника Божьего, он воскликнул в ужасе: «Согрешил я, ибо не знал, что Ты стоишь против меня на дороге; итак, если это неприятно в очах Твоих, то я возвращусь». Господь разрешил ему продолжать путь, но дал понять, что Валаам будет говорить только то, что повелит ему Он. Бог хотел доказать Моаву, что евреи находятся под защитой Неба, что Он и сделал с большим успехом, показав бессилие Валаама проклясть их без Божественного разрешения. {ПП 443.2}
Когда моавитского царя известили о приближении Валаама, он, окруженный пышной свитой, выехал к границам своего царства встретить его. Выслушав изумленные слова царя по поводу того, что он, Валаам, отклонил его предложение, невзирая на ценность предложенных подарков, пророк ответил: «Вот, я и пришел к тебе, но могу ли я что от себя сказать? что вложит Бог в уста мои, то и буду говорить». Валаам весьма сожалел об этом ограничении. Он опасался, что не сможет выполнить своего намерения, ибо Господь наблюдал за ним неотступно. {ПП 443.3}
С величайшей пышностью царь в сопровождении именитых сановников царства проводил Валаама на «высоты Вааловы», откуда он мог увидеть все ополчение евреев. Пророк стоял на возвышенном месте и смотрел на стан избранного народа Божьего. Как мало, в самом деле, знал Израиль о том, что происходило вокруг него! Как скупо они представляли себе заботу Божью, окружавшую их денно и нощно! Сколь бедно воображение народа Божьего! Сколь медлительны во все времена дети Его в постижении Его любви и милости! Если бы люди могли видеть чудесную силу Божью, постоянно изливающуюся на них, разве их сердца не исполнились бы благодарности за Его любовь и благоговейного трепета при мысли о Его величии и могуществе? {ПП 443.4}
Валаам кое-что знал о жертвоприношениях евреев и надеялся благодаря значительному превосходству своих даров получить благословение Божье и осуществить свои греховные намерения. Доводы идолопоклонников-моавитян завладели его сознанием. Его мудрость превратилась в безумие, его прозорливость затмилась, и, поддавшись влиянию сатаны, он сам ослеп. {ПП 444.1}
Валаам повелел воздвигнуть семь жертвенников, и на каждом из них принес жертвы. Затем он удалился на «возвышенное место», чтобы встретиться с Господом, и пообещал Валаку сказать о том, что откроет Бог. {ПП 444.2}
Окруженный моавитскими князьями и знатными людьми своего царства, царь стоял подле места всесожжения, а вокруг теснилась любопытная толпа, ожидавшая возвращения пророка. Наконец он появился, и народ предвкушал, что он произнесет слова, которые раз и навсегда парализуют ту необыкновенную силу, которая помогала до сих пор ненавистному им Израилю. Валаам сказал: {ПП 444.3}
«Из Месопотамии привел меня
Валак, царь Моава,
от гор восточных:
„приди, прокляни мне Иакова,
приди, изреки зло на Израиля!"
Как прокляну я? Бог не проклинает его.
Как изреку зло? Господь не изрекает на него зла.
С вершины скал вижу я его,
и с холмов смотрю на него:
вот, народ живет отдельно,
и между народами не числится.
Кто исчислит песок Иакова
и число четвертой части Израиля?
Да умрет душа моя смертию праведников,
и да будет кончина моя, как их!» {ПП 444.4}
Валаам сознался, что он пришел проклясть израильтян, но произнесенные им слова резко противоречили его чувствам. Он вынужден был произнести благословение, в то время как сердце его наполняло проклятие. {ПП 447.1}
Глядя с вершины на стан израильтян, Валаам созерцал свидетельства их процветания. Ему говорили об израильтянах как об отсталом, беспорядочном народе, наводнившем страну разбойничьими бандами, как о людях, которые были язвой и ужасом для всех окружающих племен, но их внешний вид противоречил этим словам. На всем, что предстало взору пророка, лежала печать дисциплины и порядка и безукоризненного построения израильтян в стане. Ему было явлено благоволение, с которым Бог относится к Израилю, и особый характер Его избранного народа. Их нельзя было сравнить с другими народами, ибо они стояли выше всех остальных. «Народ живет отдельно, и между народами не числится». В то время, когда были сказаны эти слова, израильский народ скитался с места на место, и его особенности, обычаи и нравы не были знакомы Валааму. Но как поразительно сбылось это пророчество в последующей истории народа! В течение всех лет плена, на протяжении всех веков рассеяния они оставались особым народом. Так народ Божий, истинный Израиль, рассеянный между всеми народами, является на земле только пришельцем, чье жительство на небесах. {ПП 447.2}
Валааму была показана история еврейского народа не только как нации, он видел развитие и процветание истинного Израиля Божьего до конца времени. Он видел особенную милость Всевышнего к тем, кто любит и боится Его. Он видел, как Его рука поддерживает их, идущих долиной смертной тени. Он видел их выходящими из могил, увенчанных славой, честью и бессмертием. Он видел искупленных, наслаждающихся немеркнущей славой новой земли. Созерцая эту картину, он воскликнул: «Кто исчислит песок Иакова и число четвертой части Израиля?» Взирая на венец славы на каждом челе, на лучи радости на каждом лице и проникаясь бесконечностью жизни неомраченного счастья, он произнес торжественную молитву: «Да умрет душа моя смертию праведников, и да будет кончина моя, как их!» {ПП 447.3}
Если бы Валаам пожелал принять посылаемый Богом свет, он поступил бы согласно своим словам. Он порвал бы всякую связь с моавитянами. Он не шутил бы больше благодатью Божьей, но пришел бы к Нему с искренним раскаянием. Но он больше возлюбил «мзду неправедную» и был полон решимости получить ее. {ПП 448.1}
Валак с уверенностью ожидал услышать проклятие, которое, подобно сокрушающему удару, должно было разразиться над Израилем, и при словах пророка запальчиво воскликнул: «Что ты со мною делаешь? Я взял тебя, чтобы проклясть врагов моих, а ты, вот, благословляешь?» Валаам, стремясь оправдаться, заявил, что под воздействием не зависящей от него Божественной силы он вынужден говорить слова Божьи. Он ответил: «Не должен ли я в точности сказать то, что влагает Господь в уста мои?» {ПП 448.2}
Даже и теперь Валак не отказался от своего намерения. Он подумал, что это многолюдный стан евреев произвел на Валаама такое сильное впечатление, и запуганный пророк не осмелился произнести свои заклинания. Царь решил поставить его в таком месте, откуда была видна только небольшая часть ополчения. Если бы удалось убедить Валаама проклясть хотя бы часть израильтян, думал царь, тогда весь стан обречен на погибель. На вершине горы Фасги была предпринята еще одна попытка. Снова соорудили семь жертвенников, на которых, как и прежде, были принесены жертвы. Царь и князья остались у всесожжения, а Валаам удалился, чтобы узнать, что скажет Господь. Опять ему доверялась Божественная весть, которую он был бессилен изменить или скрыть. {ПП 448.3}
Когда он вернулся к нетерпеливо ожидавшим людям, его спросили: «Что говорил Господь?» И его ответ, как и прежде, поразил ужасом сердце царя и князей: {ПП 448.4}
«Бог не человек, чтоб Ему лгать,
и не сын человеческий, чтоб Ему изменяться.
Он ли скажет, и не сделает?
будет говорить, и не исполнит?
Вот, благословлять начал я,
ибо Он благословил, и я не могу изменить сего.
Не видно бедствия в Иакове,
и не заметно несчастия в Израиле;
Господь, Бог его, с ним,
и трубный царский звук у него». {ПП 448.5}
Устрашенный этим откровением, Валаам воскликнул: «Нет волшебства в Иакове и нет ворожбы в Израиле». Великий волхв употребил все свое искусство волшебства, чтобы исполнить желание моавитского царя, но в данном случае он вынужден был сказать об Израиле: «Вот что творит Бог!» Пока они находились под Божественной защитой, никакой народ, никакая нация не могли победить их, даже если бы воспользовались сатанинской силой. Весь мир должен был изумляться чудесам, которые Бог совершил для Своего народа: человека, решившего идти путем греха, настолько покорила Божественная сила, что вместо проклятий он произнес на самом возвышенном и прекрасном языке поэзии драгоценнейшие обетования. И милость Божья, проявленная в то время к Израилю, должна была явиться залогом Его защиты всех послушных и верных Ему детей во все века. Когда сатана будет подстрекать злоумышленников клеветать на детей Божьих, досаждать им и уничтожать их, тогда они вспомнят об этом событии, и оно укрепит их веру в Бога. {ПП 449.1}
Разочарованный и отчаявшийся моавитский царь воскликнул: «Ни клясть не кляни его, ни благословлять не благословляй его». Однако слабая надежда все еще теплилась в его сердце, и он решил попытать счастья еще раз. Теперь он повел Валаама на гору Фегор, где находился храм, посвященный для распутного поклонения их богу Ваалу. Здесь было сооружено то же количество жертвенников и принесено такое же количество жертв, но Валаам не пошел один, как прежде, чтобы узнать волю Божью. Он больше не волновался, но, стоя у всесожжения, смотрел на шатры Израиля. Снова Святой Дух почил на нем, и уста его произнесли Божественные слова: {ПП 449.2}
«Как прекрасны шатры твои, Иаков,
жилища твои, Израиль!
Расстилаются они как долины, как сады при реке,
как кедры при водах.
Польется вода из ведр его, и семя его будет как великие воды,
превзойдет Агага царь его и возвысится царство его.
Благословляющий тебя благословен,
и проклинающий тебя проклят!» {ПП 449.3}
Здесь для описания процветания народа Божьего использованы самые красивые образы, какие только можно отыскать в природе. Пророк уподобляет Израиля плодородным долинам, изнемогающим от обильных урожаев; цветущим садам, орошаемым неиссякаемыми источниками, душистому сандаловому дереву и величественному кедру. Последнее сравнение является одним из самых прекрасных и точных символов, какие только можно найти в Священном Писании. Ливанский кедр высоко ценился народами Востока. Это дерево встречается повсюду, где только ступала нога человека. От арктической зоны до тропиков оно радует сердце своей роскошной листвой на берегах рек и величественно и гордо возвышается среди знойной и сухой пустыни. Корни кедров глубоко проникают в горные скалы, смело и непобедимо выдерживают все бури. Их листья свежи и зелены, когда все остальное погибает при первом дыхании зимы. Среди всех остальных деревьев ливанский кедр отличается крепостью, твердостью и прочностью древесины и символизирует тех, чья жизнь «сокрыта со Христом в Боге» (Колоссянам 3:3). Писание говорит: «Праведник... возвышается, подобно кедру на Ливане» (Псалтирь 91:13). Божественная рука возвеличила кедр и сделала его царем лесов. «Кипарисы не равнялись сучьям его, и каштаны не были величиною с ветви его, ни одно дерево в саду Божием не равнялось с ним красотою своею» (Иезекииля 31:8). Кедр неоднократно используется в качестве царской эмблемы, и в Священном Писании он служит символом праведника, чтобы показать отношение Неба к тем, кто исполняет волю Божью. {ПП 450.1}
Валаам пророчествовал, что израильский царь будет величественней и могущественней Агага. Это имя давалось царям амаликитян, которые в то время были самым могущественным народом, но Израилю суждено покорить всех врагов своих, если он останется верным Богу. Царем Израиля был Сын Божий, и Его престол будет однажды утвержден на земле, и Его сила будет возвеличена над всеми земными царствами. {ПП 450.2}
Валак слушал слова пророка, и им овладевало чувство разочарования, страха и гнева. Он был раздражен тем, что теперь, когда и так все было против него, Валаам, кроме благословения Израилю, не мог ничем его ободрить. Лукавое, низкое поведение пророка вызвало его презрение, и воскликнул он в ярости: «Итак, беги в свое место; я хотел почтить тебя, но вот, Господь лишает тебя чести». Пророк напомнил ему о своем предупреждении - он будет говорить только то, что позволит ему Бог. {ПП 450.3}
Прежде чем возвратиться к своему народу, Валаам произнес одно из самых прекрасных и возвышенных пророчеств об Искупителе мира и об окончательном уничтожении врагов Божьих: {ПП 451.1}
«Вижу Его, но ныне еще нет; зрю Его, но не близко.
Восходит звезда от Иакова и восстает жезл от Израиля,
и разит князей Моава и сокрушает всех сынов Сифовых». {ПП 451.2}
И наконец он предсказал полное уничтожение Моава, Едома, Амалика и Кенеев, лишив таким образом моавитского царя даже искры надежды. {ПП 451.3}
Разочарованный в своих упованиях на богатство и почести, напуганный царской немилостью, чувствуя на себе гнев Божий, Валаам оставил свою добровольную миссию. После того как он возвратился домой, сдерживающая сила Духа Святого покинула его, и алчность, которая до сих пор была под контролем, одержала над ним победу. Он был готов любым путем получить обещанную Валаком награду. Валаам знал, что благословение Израиля зависит от послушания Богу и что единственное средство, которым можно вызвать падение израильтян, - это вовлечь их в грех. Теперь он решил снискать благосклонность Валака, посоветовав, как действовать моавитянам, чтобы навлечь проклятие на израильтян. {ПП 451.4}
Он немедленно вернулся в Моавитскую землю и изложил свой план царю. Моавитяне и сами знали, что пока Израиль остается верен Богу, то будет под Его покровом. План, предложенный Валаамом, заключался в том, чтобы вовлечь израильский народ в идолопоклонство и тем самым отдалить его от Бога. Если бы только удалось привлечь израильтян к безнравственному служению Ваалу и Астарте, тогда всесильный Покровитель стал бы их врагом, и израильтяне сделались бы легкой добычей жестоких и воинственных народов, окружавших их. Царь с готовностью принял этот план, и Валаам остался там, чтобы содействовать его исполнению. {ПП 451.5}
Валаам увидел успешное осуществление своего сатанинского замысла. Он был свидетелем того, как проклятие Божье постигло Его народ, и тысячи стали жертвой Его суда, но Божественная справедливость, наказывающая грех израильтян, не допустила, чтобы виновники обольщения избежали заслуженного возмездия. В войне израильтян с мадианитянами Валаам был убит. Восклицая: «Да умрет душа моя смертию праведников, и да будет кончина моя, как их!» - он чувствовал приближение конца. Но он не пожелал жить жизнью праведника и потому разделил участь всех врагов Божьих. {ПП 451.6}
Судьба Валаама подобна судьбе Иуды, и их характеры поразительно похожи. Оба пытались служить Богу и маммоне, и оба потерпели крах. Валаам признавал истинного Бога и говорил, что служит Ему. Иуда верил в Иисуса как в Мессию и присоединился к Его последователям. Валаам рассчитывал превратить свое служение Иегове в краеугольный камень для достижения богатства и мирской славы, но, потерпев неудачу, споткнулся, упал и уже не поднялся. Иуда надеялся благодаря своей близости ко Христу приобрести богатство и честь в том земном царстве, которое Христос, как он ожидал, вот-вот создаст. Крушение надежд привело его к отступничеству и гибели. И Валаам, и Иуда были озарены великим светом и пользовались особенными преимуществами, но один-единственный взлелеянный грех испортил их характер и привел к гибели. {ПП 452.1}
Очень опасно позволять какому-нибудь нехристианскому качеству обретаться в сердце. Единственный взлелеянный грех мало-помалу разрушает личность, заставляя все благородные способности служить низкому желанию. Потеря бдительности, потворство какой-либо дурной привычке, пренебрежение высокими принципами долга делают душу незащищенной и открывают сатане возможность войти и совратить нас с пути. Единственно безопасный путь для нас - это ежедневно молиться от всего сердца так, как это делал Давид: «Утверди шаги мои на путях Твоих, да не колеблются стопы мои» (Псалтирь 16:5). {ПП 452.2}