Аудиозаписи на портале разделены по категориям. Выберите интересующую вас категорию аудио в списке ниже.

 

 

Патриархи и пророки. Глава 33. От Синая к Кадесу

Эта глава основана на книге Числа 11-12
Прибыв на Синай, израильский народ не сразу приступил к постройке скинии: это священное строение было впервые возведено в начале второго года после исхода из Египта. Посвящение священников, празднование Пасхи, исчисление народа и завершение всех необходимых мероприятий: гражданских и религиозных - все это требовало времени, так что приблизительно около года иудеи жили на Синае. Здесь их служение приняло более определенную форму. Были изданы законы для управления народом, что способствовало более успешной организации, подготовившей их к вступлению в землю Ханаанскую. {ПП 374.1}
Система управления в Израиле отличалась высшей степенью организованности, удивительной по своей полноте и простоте. Строжайший порядок, явленный в совершенном устройстве всего, сотворенного Господом, был воплощен и в еврейской общине. Бог являлся центром власти и правления, Владыкой Израиля. Моисей, назначенный Богом для исполнения законов во имя Его, был их видимым вождем. Из старейшин колен семьдесят человек избирались в совет, который должен был помогать Моисею решать общие дела народа. Затем шли священники, которые вопрошали Бога во святилище. Начальники, или князья, правили коленами, им подчинялись «тысяченачальники, стоначальники, пятидесятиначальники и десятиначальники» и, наконец, те, кто должен был исполнять определенные обязанности (Второзаконие 1:15). {ПП 374.2}
В стане евреи располагались в строгом порядке. Народ подразделялся на три огромные группы, каждой из которых было отведено в стане определенное место. В центре находилась скиния, место обитания невидимого Царя. Вокруг нее располагались священники и левиты. За ними разбивали шатры все остальные племена. {ПП 374.3}
Левитам было вверено попечение о скинии и ее содержимом как во время стоянок, так и в пути. Когда лагерь снимался, они должны были разбирать священный шатер, а когда народ приходил в назначенное место, должны были устанавливать его. Никому из другого колена под страхом смерти не дозволялось приблизиться к скинии. Левиты подразделялись на три группы - потомков трех сыновей Левия, и каждой группе предписывалось определенное место и работа. В непосредственной близости перед скинией находились шатры Моисея и Аарона. К югу располагались сыны Каафа; их обязанностью было заботиться о ковчеге и других предметах обстановки скинии; на севере располагались мераритяне, которым были поручены брусья скинии, их подножья, щиты и т. д.; позади скинии размещались гирсоняне, которые хранили занавеси скинии и ее покров. {ПП 375.1}
Было установлено и положение каждого колена. Каждое колено должно было путешествовать и располагаться станом под своим особенным знаменем, согласно Божьему повелению: «Сыны Израилевы должны каждый ставить стан свой при знамени своем, при знаках семейств своих; пред скиниею собрания вокруг должны ставить стан свой... Как стоят, так и должны идти, каждый на своем месте при знаменах своих» (Числа 2:2, 17). Иноплеменникам, сопровождающим израильтян от Египта, не было разрешено располагаться станом вместе с остальными коленами, они должны были размещаться поодаль; их потомство исключалось из общества Господня до третьего поколения (см. Второзаконие 23:7, 8). {ПП 375.2}
Как во всем стане, так и в окрестностях его царили безукоризненная чистота и строгий порядок. Существовали подробные предписания относительно соблюдения опрятности. Ни один нечистый человек, независимо от причин, не имел права появиться в стане. Эти меры были крайне необходимы для обеспечения здоровья такого множества народа, а также для поддержания безукоризненного порядка и чистоты, чтобы Израиль мог наслаждаться присутствием святого Бога. Поэтому Он сказал: «Ибо Господь, Бог твой, ходит среди стана твоего, чтоб избавлять тебя и предавать врагов твоих в руки твои; а посему стан твой должен быть свят» (Второзаконие 23:14). {ПП 375.3}
Во время всех странствований Израиля «ковчег завета Господня шел пред ними... чтоб усмотреть им место, где остановиться» (Числа 10:33). Носимый сыновьями Каафа священный ковчег, содержащий в себе святой Закон Божий, должен был возглавлять все ополчения. Впереди ковчега шли Моисей и Аарон, их сопровождали священники с серебряными трубами. Они получали указания от Моисея и потом звуками труб сообщали их народу. В обязанности начальников каждой группы людей входило передавать точные указания относительно всех передвижений народа, что сообщалось трубным звуком. Всякий, кто пренебрегал исполнением данных указаний, наказывался смертью. {ПП 375.4}
Бог есть Бог порядка. На небе царит совершенный порядок, действия всех небесных ангелов обусловлены строгой дисциплиной и повиновением. Успех приходит только тогда, когда царит порядок и согласованность действий. Сегодня Бог требует от Своих служителей не меньше порядка и дисциплины, чем во дни Израиля. Все трудящиеся на ниве Его должны работать рассудительно, не допуская беспечности, не надеясь на авось. Бог желает, чтобы Его работа исполнялась верно и точно, чтобы Он мог по?ожить на нее печать одобрения. {ПП 376.1}
Бог Сам управлял израильским народом во всех его странствиях. Облачный столп указывал наилучшее место для стана и продолжал покоиться над скинией все время, пока они должны были оставаться там. Когда же им следовало отправляться дальше, столп высоко поднимался над священным шатром. И всякий раз, когда требовалось остановиться или двинуться в путь, раздавался торжественный возглас. «Когда поднимался ковчег в путь, Моисей говорил: восстань, Господи, и рассыплются враги Твои, и побегут от лица Твоего ненавидящие Тебя! А когда останавливался ковчег, он говорил: возвратись, Господи, к тысячам и тьмам Израилевым!» (Числа 10:35, 36). {ПП 376.2}
Между Синаем и Кадесом, расположенным на границе Ханаана, было только одиннадцать дней пути, и вот, горя желанием быстрее войти в обетованную землю, израильские ополчения, следуя знаку, наконец данному облаком, двинулись в путь. Иегова совершил небывалые чудеса, выводя их из Египта, а теперь, когда они приняли Его как своего Правителя и стали признанным народом Всевышнего, их ожидали, должно быть, еще большие благословения. {ПП 376.3}
Все же многие неохотно расставались с обжитым местом. Они почти что считали его своим домом. Бог отделил Свой народ от других народов, поместив иудеев между неприступными гранитными скалами, чтобы объявить им Свой закон. Они любили смотреть на священную гору, на седых вершинах и скалистых утесах которой так часто открывалась Божественная слава. В их сознании это место было настолько тесно связано с присутствием Бога и святых ангелов, казалось настолько святым, что невозможно было бездумно, а тем более с радостью покинуть его. {ПП 376.4}
Однако при трубном звуке весь стан двинулся в путь; в центре несли скинию, и каждое колено двигалось в установленном порядке под своим знаменем. Все горели нетерпением увидеть, в каком направлении поведет их облако, и когда оно указало путь на восток, где возвышались мрачные, одинокие, голые каменные глыбы, многих охватила тоска и сомнение. {ПП 377.1}
По мере продвижения вперед идти становилось все труднее. Их путь лежал через каменистые ущелья и бесплодные пустыни. Вокруг была необозримая пустыня, «земля пустая и необитаемая», земля, «по которой никто не ходил, и где не обитал человек», «земля тени смертной» (Иеремии 2:6). Скалистые ущелья были сплошь усеяны мужчинами, женщинами и детьми, повозками и длинными вереницами крупного и мелкого скота. Они продвигались вперед очень медленно, с трудом. После длительной стоянки люди не были готовы к тому, чтобы переносить опасности и неудобства пути. {ПП 377.2}
На третий день начали раздаваться громкие жалобы. Они исходили от иноплеменников, многие из которых не вполне разделяли интересы израильского народа и постоянно искали повода для выражения своего недовольства. Этим смутьянам не нравилось направление, в котором их вел Моисей, хотя они и отлично знали, что он следовал за путеводным столпом. Недовольство всегда заразительно, и скоро оно распространилось по всему стану. {ПП 377.3}
Люди вновь начали требовать мяса. Несмотря на то, что манны было вдоволь, недовольство не стихало. Во время работы в Египте израильтяне были вынуждены питаться самой простой, обыкновенной пищей, но лишения и тяжелый труд делали и ее в высшей степени желанной. А многие из египтян, которые теперь были среди них, привыкли к изысканной еде, они-то и начали роптать первыми. Перед самым приходом народа к Синаю они, не довольствуясь манной, стали сетовать, и Господь в ответ на их требования дал им мяса, но только единожды. {ПП 377.4}
Конечно, Бог мог с той же легкостью снабдить их мясом, как и манной, но для их же блага Он не делал этого. Он намеревался кормить их более подходящей едой, чем та возбуждающая пища, к которой многие привыкли в Египте. Извращенный вкус следовало исправить, чтобы люди могли получать наслаждение от еды, которая от начала определена для человека, - плодов земли, которые Бог дал Адаму и Еве в Едеме. По этой причине израильтяне были в основном лишены мясной пищи. {ПП 378.1}
Сатана искушал их отнестись к этому ограничению как к несправедливости и жестокости. Он разжигал в них вожделение к запрещенным вещам, ибо понимал, что необузданное потворство своему аппетиту разовьет чувственность, и тогда ему легче удастся овладеть сердцами людей. Тот, кто стал источником болезней и страданий, выбирает для своих нападок на людей наиболее уязвимые места. Искушение аппетитом чаще всего вводит людей в грех - так повелось еще с того времени, когда сатана обольстил Еву вкусить плод запретного дерева. Посредством этого он побудил израильтян роптать против Бога. Невоздержанность в еде и питье, обычно разжигающая низменные страсти, приводит к тому, что люди пренебрегают всеми нравственными обязанностями. Одолеваемые искушениями, они почти не имеют сил сопротивляться. {ПП 378.2}
Бог вывел израильтян из Египта, чтобы поселить их в Ханаанской земле и сделать чистым, святым и счастливым народом. К этой цели можно было прийти, соблюдая определенный порядок, что сулило блага им самим, а также их потомкам. Если бы они добровольно отказались от потворства испорченному аппетиту и повиновались мудрым ограничениям, установленным Господом, тогда им не грозили бы никакие болезни и страдания. Их потомки отличались бы физическим и умственным здоровьем. Они сохраняли бы ясное понимание истины и своего долга; они обладали бы острой проницательностью и здравым суждением. Но нежелание покориться Божественным ограничениям и требованиям во многом воспрепятствовало достижению этого возвышенного идеала, к которому Он их направлял. По той же причине они не получили и тех благословений, которые Он так желал излить на них. {ПП 378.3}
Псалмопевец говорит: «Искушали Бога в сердце своем, требуя пищи по душе своей, и говорили против Бога, и сказали: „может ли Бог приготовить трапезу в пустыне?" Вот, Он ударил в камень, и потекли воды, и полились ручьи. „Может ли Он дать и хлеб, может ли приготовлять мясо народу Своему?" Господь услышал, и воспламенился гневом» (Псалтирь 77:18-21). Ропот и возмущение часто возникали во время пути от Красного моря к Синаю, но, снисходя к их незнанию и слепоте, Бог не карал их за грехи. Но вот Он открылся им у Хорива. Свидетелей Его величия, могущества и милости озарил яркий свет, и теперь их недоверие и недовольство делали их более виновными. Более того, они заключили завет с Богом, приняли Его как своего Царя и обещали повиноваться Его власти. Теперь их ропот был бунтом, и за это они должны были немедленно понести достойное наказание, чтобы уберечь израильский народ от анархии и гибели. «Возгорелся у них огонь Господень, и начал истреблять край стана». Наиболее виновные смутьяны были поражены молнией из облака. {ПП 379.1}
В ужасе люди умоляли Моисея заступиться за них перед Богом. Он сделал это, и огонь прекратился. В память о суровом суде он назвал это место Тавера - «горение». {ПП 379.2}
Но зло продолжало расти. Оставшимся в живых, казалось бы, надо смириться и покаяться после этого страшного наказания, однако они стали роптать еще громче. Повсюду собирался народ, плача и причитая у своих шатров. «Пришельцы между ними стали обнаруживать прихоти; а с ними и сыны Израилевы сидели и плакали, и говорили: кто накормит нас мясом? Мы помним рыбу, которую в Египте мы ели даром, огурцы и дыни, и лук, и репчатый лук и чеснок. А ныне душа наша изнывает; ничего нет, только манна в глазах наших». Так они проявили свое недовольство пищей, которую дал им Творец. До сих пор они имели постоянное доказательство того, что эта пища вполне отвечала их потребностям, ибо, невзирая на перенесенные лишения, в стане не было ни одного больного. {ПП 379.3}
Моисей пал духом. Он умолял, чтобы Израиль не был уничтожен, даже если от него, Моисея, будет произведен многочисленный народ. В своей любви к израильтянам он просил, чтобы его имя было изглажено из книги жизни, но только чтобы они не погибли. Он всем рисковал ради них, и вот какую получил за это благодарность! Во всех своих лишениях, даже мнимых страданиях они обвиняли его, и их нечестивый ропот только утяжелял возложенное на него бремя заботы и ответственности. В отчаянии он был искушаем даже не доверять Богу. Его молитва звучала уже почти как жалоба: «Для чего Ты мучишь раба Твоего? И почему я не нашел милости пред очами Твоими, что Ты возложил на меня бремя всего народа сего?.. Откуда мне взять мяса, чтобы дать всему народу сему? Ибо они плачут предо мною и говорят: дай нам есть мяса. Я один не могу нести всего народа сего; потому что он тяжел для меня». {ПП 379.4}
Господь внял его молитве и повелел ему собрать семьдесят старейшин Израилевых - мужей не только почтенного возраста, но и обладающих чувством достоинства, здравым суждением и опытом. «Возьми их к скинии собрания, - сказал Он ему, - чтоб они стали там с тобою. Я сойду, и буду говорить там с тобою, и возьму от Духа, который на тебе, и возложу на них, чтобы они несли с тобою бремя народа, а не один ты носил». {ПП 380.1}
Господь разрешил Моисею выбрать себе самых верных и способных людей, чтобы они разделили с ним эту ответственность. Их влияние сдерживало бы буйство народа и успокаивало бы мятежи. Однако их избрание повлекло за собой серьезные отрицательные последствия. Они никогда не были бы избраны, если бы Моисей проявил веру, соответствующую тем доказательствам, которые он видел при проявлении Божьей силы и милости. Он преувеличивал свои заботы и тяготы, почти забыв о том, что сам был всего лишь орудием, с помощью которого действовал Бог. Он не имел извинения в том, что даже в малейшей степени попускал у себя дух ропота, который был проклятием для Израиля. Если бы Он вполне полагался на Бога, тогда Господь постоянно руководил бы им, всякий раз укрепляя его в трудностях. {ПП 380.2}
Моисею было велено приготовить народ к тому, что Господь собирался сделать для него. «Очиститесь к завтрашнему дню, и будете есть мясо. Так как вы плакали вслух Господа и говорили: „кто накормит нас мясом? хорошо нам было в Египте", - то и даст вам Господь мясо, и будете есть. Не один день будете есть, не два дня, не пять дней, не десять дней и не двадцать дней; но целый месяц, пока не пойдет оно из ноздрей ваших и не сделается для вас отвратительным, за то, что вы презрели Господа, который среди вас, и плакали пред Ним, говоря: „для чего было нам выходить из Египта?"» {ПП 380.3}
«Шестьсот тысяч пеших в народе сем, среди которого я нахожусь, - воскликнул Моисей, - а Ты говоришь: „Я дам им мясо, и будут есть целый месяц". Заколоть ли всех овец и волов, чтоб им было довольно? Или вся рыба морская соберется, чтобы удовлетворить их?» {ПП 381.1}
Господь упрекнул его за такое неверие, говоря: «Разве рука Господня коротка? Ныне ты увидишь, сбудется ли слово Мое к тебе или нет?» {ПП 381.2}
Моисей передал всему собранию слова Господни и объявил о назначении семидесяти старейшин. Задача, поставленная великим вождем перед этими избранными мужами, может служить образцом порядочности для современных судей и законодателей. «Выслушивайте братьев ваших, и судите справедливо, как брата с братом, так и пришельца его. Не различайте лиц на суде, как малого, так и великого выслушивайте: не бойтесь лица человеческого; ибо суд - дело Божие» (Второзаконие 1:16, 17). {ПП 381.3}
Затем Моисей собрал семьдесят старейшин у скинии. «И сошел Господь в облаке, и говорил с ним, и взял от Духа, который на нем, и дал семидесяти мужам старейшинам. И когда почил на них Дух, они стали пророчествовать, но потом перестали». Подобно ученикам в день Пятидесятницы, они были наделены силой свыше. Богу было угодно таким образом приготовить их для работы и прославить в глазах всего собрания, чтобы люди доверяли им как мужам, избранным Богом для того, чтобы вместе с Моисеем управлять Израилем. {ПП 381.4}
Снова великий вождь доказал свое благородство и бескорыстие. Два человека из семидесяти скромно сочли себя недостойными занять такое ответственное положение, не присоединились к своим братьям у скинии; но Дух Божий сошел на них там, где они были, и они также получили дар пророчества. Узнав об этом, Иисус Навин, желая приостановить возникший, по его мнению, беспорядок и опасаясь, как бы не возникло разделение, обратился к Моисею, горя готовностью постоять за честь своего господина. «Господин мой, - сказал он. - Запрети им». Моисей же ответил ему: «Не ревнуешь ли ты за меня? о, если бы все в народе Господнем были пророками, когда бы Господь послал Духа Своего на них!» {ПП 381.5}
«И поднялся ветер от Господа, и принес от моря перепелов, и набросал их около стана, на путь дня по одну сторону и на путь дня по другую сторону около стана, на два почти локтя от земли» (Числа 11:31). Весь этот день, и ночь, и еще следующий день народ трудился, собирая пищу, таким чудесным образом посланную им. Было собрано огромное количество. «И кто мало сбирал, тот собрал десять хомеров». Собранных перепелов сушили, так что, как и было обещано, заготовленных запасов хватило на целый месяц. {ПП 382.1}
Хотя эта пища вовсе не являлась наилучшим средством поддержания здоровья, Бог напитал ею людей, так как они настойчиво просили об этом. Их не удовлетворяло то, что служило их благу. Мятежные желания были исполнены, но какими страданиями они расплачивались за все это! Алчно набросившись на еду, они были вскоре наказаны за свою неумеренность. «Поразил Господь народ весьма великою язвою». Немало людей оказались сражены ужасной лихорадкой, а самые злостные виновники заболели сразу же, как только попробовали пищи, которой так вожделели. {ПП 382.2}
В Асирофе, на следующей стоянке после Таверы, Моисея ожидало еще более горькое испытание. Аарон и Мариам занимали высокое и почетное положение в Израиле. Оба были наделены пророческим даром и вместе с Моисеем принимали деятельное участие при освобождении евреев. «Я... послал перед тобою Моисея, Аарона и Мариамь» (Михея 6:4), - произнес пророк Михей слова Божьи. Сила характера Мариами обнаружилась очень рано, когда она, еще будучи ребенком, следила на берегу Нила за маленькой корзинкой, в которой был спрятан младенец Моисей. Ее самообладание и деликатность Бог использовал для сохранения жизни освободителя Своего народа. Богато одаренная поэтическими и музыкальными способностями, Мариам была первая среди израильских женщин, устраивавших пение и танцы на берегу Красного моря. После Моисея и Аарона она по праву пользовалась глубокой любовью народа и благоволением Неба. Но то же самое зло, которое произвело разделение на небе, зародилось и в сердце этой израильтянки, и ей удалось найти единомышленников. {ПП 382.3}
При назначении семидесяти старейшин Моисей не посоветовался с Аароном и Мариамью, и это возбудило их ревность. В то время когда израильтяне находились на пути к Синаю, у Моисея гостил его тесть Иофор, это он посоветовал ему выбрать из среды народа достойных мужей, чтобы те помогали ему, и поскольку Моисей с готовностью принял этот совет, Аарон и Мариам испугались, что Иофор имеет на великого вождя большее влияние, чем они. Когда создавался совет старейшин, им казалось, что их авторитетом и положением пренебрегают. Аарон и Мариам никогда не знали всей тяжести забот и ответственности, которые лежали на Моисее, но так как они были избраны, чтобы помогать ему, то рассматривали себя руководителями наравне с ним и поэтому считали назначение семидесяти излишним. {ПП 383.1}
Моисей, как никто другой, сознавал все значение великой работы, возложенной на него. Он сознавал свое ничтожество и во всем советовался с Богом. Аарон же был гораздо более высокого мнения о себе и меньше полагался на Бога. Он потерпел неудачу, когда, облеченный ответственностью, проявил слабость характера и малодушную уступчивость относительно идолопоклонства у Синая. Но Мариам и Аарон, ослепленные ревностью и честолюбием, забыли об этом. Аарон был высоко возвеличен Богом. Вся его семья несла на себе ответственность священного служения, но это положение еще больше увеличивало стремление к самовозвышению. «И сказали: одному ли Моисею говорил Господь? не говорил ли Он и нам?» Считая себя избранными Богом наравне с Моисеем, они притязали на тот же авторитет и положение. {ПП 383.2}
Поддавшись духу недовольства, Мариам нашла причину для ропота, воспользовавшись именно теми событиями, которыми особенным образом управлял Бог. Женитьба Моисея не нравилась ей. Ее фамильная и национальная гордость была уязвлена тем, что он избрал для себя женщину не из израильского народа, а из другого племени. С Сепфорой обращались с плохо скрытым презрением. {ПП 383.3}
Хотя жена Моисея и названа «ефиоплянкой» (Числа 12:1), она была мадианитянкой и, следовательно, принадлежала к потомству Авраама. Своей внешностью она отличалась от еврейских женщин, будучи значительно смуглее их. Хотя и не являясь израильтянкой, Сепфора была поклонницей истинного Бога. Она была робкой, застенчивой, нежной, любящей и преисполненной сострадания. Потому-то Моисей по дороге в Египет согласился отправить ее назад в Мадиамскую землю. Он желал избавить ее от боли, которую причинило бы ей созерцание судов Господних, грозивших египтянам. {ПП 383.4}
Когда Сепфора вновь прибыла к своему мужу в пустыню, она увидела, как изнурительно бремя его ответственности, и поделилась своими опасениями за здоровье Моисея с Иофором, который и предложил облегчить его труды. В этом и заключалась главная причина неприязни Мариами к Сепфоре. Оскорбленная мнимым пренебрежением к себе и Аарону, она считала жену Моисея главной виновницей всего этого и решила, что, находясь под ее влиянием, Моисей не будет, как прежде, обращаться к ним за советом. Если бы Аарон вообще умел твердо постоять за справедливость, он мог бы пресечь зло, но, вместо того чтобы указать Мариами на греховность ее поведения, он сочувственно выслушивал все ее жалобы и, таким образом, разделил ее ревность. {ПП 384.1}
Моисей выслушал своих обвинителей молча и без жалоб. Эту привычку он выработал в себе на протяжении долгих лет тяжелого труда и томительного ожидания в Мадиамской земле, развив в себе дух смирения и долготерпения; она помогла ему с терпением относиться к неверию и ропоту народа, а также к гордости и зависти тех, кому следовало бы безотказно помогать ему. Моисей был самым кротким человеком из всех живущих на земле, поэтому ему, как никому другому, были дарованы Божественная мудрость и руководство. Писание говорит: «Направляет кротких к правде, и научает кротких путям Своим» (Псалтирь 24:9). Бог руководит кроткими потому, что они восприимчивы к наставлениям и охотно принимают их. Они горят искренним желанием знать и исполнять волю Божью. Обетование Спасителя гласит: «Кто хочет творить волю Его, тот узнает о сем учении» (Иоанна 7:17). Он говорит через Иакова: «Если же у кого из вас недостает мудрости, да просит у Бога, дающего всем просто и без упреков, - и дастся ему» (Иакова 1:5). Но Его обетование относится только к тем, кто охотно и беззаветно следует за Господом. Бог не порабощает ничьей воли. Поэтому Он не может управлять теми, кто слишком горд, чтобы учиться, кто настойчиво идет своей дорогой. О человеке двоедушном, который старается следовать собственной воле, хотя и уверяет, что исполняет волю Божью, так написано: «Да не думает такой человек получить что-нибудь от Господа» (Иакова 1:7). {ПП 384.2}
Бог избрал Моисея и наделил его Святым Духом, а Мариам и Аарон своим ропотом виновны не только перед избранным вождем, но также и перед самим Богом. Наушники и обольстители были призваны к дверям скинии и оказались лицом к лицу с Моисеем, и «сошел Господь в облачном столбе, и стал у входа скинии, и позвал Аарона и Мариамь». Их пророческий дар был неоспорим, и Бог мог говорить с ними в видениях и снах. Но Моисей, о котором Сам Бог сказал, что он «верен во всем дому Моему», более тесно общался с Богом. С ним Бог говорил устами к устам. «Как же вы не убоялись упрекать раба Моего, Моисея? И воспламенился гнев Господа на них, и Он отошел». И в знак Божьего неодобрения облако оставило скинию, и Мариам покрылась проказой, белой, как снег. Аарон был пощажен, но в наказании Мариами он видел суровый упрек себе. Теперь их гордость смирилась в прах. Аарон исповедал их грех и умолял, чтобы его сестра не была брошена на произвол этой ужасной смертельной болезни. В ответ на молитву Моисея Мариам была очищена от проказы, но все же должна была оставаться вне стана в течение семи дней. До тех пор пока Мариам не удалилась из стана, символ Божественной милости не почивал на скинии. В знак уважения к ее высокому положению и сочувствуя ее горю, весь народ оставался в Асирофе, ожидая ее возвращения. {ПП 384.3}
Это проявление Господнего неодобрения должно было послужить предостережением для всего Израиля, чтобы положить конец растущему недовольству и неповиновению. Если бы зависть и раздражение Мариами не были мгновенно наказаны, они стали бы источником великого зла. Зависть - самое сатанинское чувство, которое может жить в человеческом сердце и которое является самым гибельным по своим последствиям. Мудрец говорит: «Жесток гнев, неукротима ярость; но кто устоит против ревности?» (Притчи 27:4). Зависть нарушила небесную гармонию, и потворство ей приводит к неописуемым человеческим несчастьям. «Ибо, где зависть и сварливость, там неустройство и все худое» (Иакова 3:16). {ПП 385.1}
Говорить плохое о других или делать себя судьями их мотивов или поступков - не такое безобидное дело, как думают многие. «Кто злословит брата или судит брата своего, тот злословит закон и судит закон; а если ты судишь закон, то ты не исполнитель закона, но судья» (Иакова 4:11). Есть только один Судья, «Который и осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения» (1 Коринфянам 4:5). Кто берет на себя право судить и порицать своих ближних, тот незаконно присваивает себе это право Творца. {ПП 385.2}
Библия особо наставляет нас быть внимательными и не бросать с легкостью обвинения тем, кого Бог призвал быть Его посланниками. Апостол Петр, описывая отверженных грешников, говорит, что они «идут вслед скверных похотей плоти, презирают начальства, дерзки, своевольны и не страшатся злословить высших, тогда как и Ангелы, превосходя их крепостию и силою, не произносят на них пред Господом укоризненного суда» (2 Петра 2:10, 11). И Павел учит правильно относиться к тем, кто поставлен управлять церковью: «Обвинение на пресвитера не иначе принимай, как при двух или трех свидетелях» (1 Тимофею 5:19). {ПП 386.1}
Тот, Кто возложил на людей тяжелую ответственность быть руководителями и учителями Его народа, спросит с них, как они обращались с Его слугами. Мы должны уважать тех, кого возвеличил Бог. Наказание, которому подверглась Мариам, служит укором всем, кто поддается чувству зависти и ропщет против тех, на кого Бог возложил бремя Своих трудов. {ПП 386.2}